StudyEnglishWords

5#

Двадцать тысяч лье под водой. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двадцать тысяч лье под водой". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 167 из 251  ←предыдущая следующая→ ...

My dinner was served in my room as usual. I ate but little; I was too preoccupied. I left the table at seven o'clock. A hundred and twenty minutes (I counted them) still separated me from the moment in which I was to join Ned Land. My agitation redoubled. My pulse beat violently. I could not remain quiet. I went and came, hoping to calm my troubled spirit by constant movement. The idea of failure in our bold enterprise was the least painful of my anxieties; but the thought of seeing our project discovered before leaving the Nautilus, of being brought before Captain Nemo, irritated, or (what was worse) saddened, at my desertion, made my heart beat.
Обед, по обыкновению, подали в каюту. Я едва прикоснулся к пище. Встал из-за стола в семь часов. Сто двадцать минут, - я считал каждую минуту, - отделяли меня от момента, когда я должен буду последовать за Недом Лендом.
Мое волнение все возрастало. Пульс бился учащенно. Я не мог сидеть на месте. Шагал взад и вперед по каюте, надеясь в движении рассеять тревожные думы. Мысль, что я могу погибнуть, менее всего меня беспокоила; но при мысли, что наш план будет открыт прежде, чем мы успеем бежать с судна, при мысли, что мне придется предстать перед капитаном Немо, взбешенным или, еще хуже, огорченным моим вероломным поступком, сердце у меня замирало.
I wanted to see the saloon for the last time. I descended the stairs and arrived in the museum, where I had passed so many useful and agreeable hours. I looked at all its riches, all its treasures, like a man on the eve of an eternal exile, who was leaving never to return.
Мне захотелось в последний раз заглянуть в салон. Узким коридором прошел я в этот музей, где провел столько приятных и полезных часов. Я глядел на это собрание сокровищ, как смотрит человек на родные места, которые он завтра должен навсегда покинуть. Я говорил последнее "прости" всем этим произведениям искусства, всем этим чудесным экспонатам природы!
These wonders of Nature, these masterpieces of art, amongst which for so many days my life had been concentrated, I was going to abandon them for ever! I should like to have taken a last look through the windows of the saloon into the waters of the Atlantic: but the panels were hermetically closed, and a cloak of steel separated me from that ocean which I had not yet explored.
Мне захотелось окинуть последним взглядом воды Атлантики, но ставни были наглухо закрыты, и их железная завеса скрывала от моих глаз океан, который мне не удалось изучить.
In passing through the saloon, I came near the door let into the angle which opened into the Captain's room. To my great surprise, this door was ajar. I drew back involuntarily. If Captain Nemo should be in his room, he could see me. But, hearing no sound, I drew nearer. The room was deserted. I pushed open the door and took some steps forward. Still the same monklike severity of aspect.
Прохаживаясь по салону, я подошел к потайной двери в стене, ведущей в каюту капитана. К моему глубокому удивлению, дверь была полуотворена. Я невольно отступил на шаг. Будь капитан Немо у себя, он заметил бы меня. Но все было тихо. Я подошел поближе. Каюта была пуста. Толкнув дверь, я огляделся по сторонам и вошел внутрь. Все та же суровая обстановка жилища отшельника.
Suddenly the clock struck eight. The first beat of the hammer on the bell awoke me from my dreams. I trembled as if an invisible eye had plunged into my most secret thoughts, and I hurried from the room.
Несколько офортов на стенах - в тот раз я их не заметил - бросились мне в глаза. То были портреты - портреты видных исторических лиц, посвятивших себя служению высокой идее гуманизма: Костюшко, герой, боровшийся за освобождение Польши, павший с криком: "Конец Польше!"; Боцарис - этот Леонид современной Греции; О'Коннель - борец за независимость Ирландии;
Вашингтон - основатель Северо-Американского союза; Манин - итальянский патриот; Линкольн, погибший от пули рабовладельца; и, наконец, мученик, боровшийся за освобождение негров от рабства и вздернутый на виселице, - Джон Броун: страшный рисунок в карандаше, сделанный рукою Виктора Гюго!
Какая связь могла быть между капитаном Немо и этими героями? Не приоткроют ли их портреты тайну его жизни? Не был ли он защитником угнетенных народов, освободителем порабощенных племен? Не участвовал ли он в политических и социальных потрясениях последнего времени? Не был ли он одним из героев братоубийственной войны между Северными и Южными штатами Америки, войны прискорбной и памятной?
Часы пробили восемь. При первом же ударе мои мечтания прервались. Я вздрогнул, как если бы какое-то недремлющее око проникло в тайну моих грез, и бросился вон из каюты капитана.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1