StudyEnglishWords

5#

Двадцать тысяч лье под водой. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двадцать тысяч лье под водой". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 390 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 194 из 251  ←предыдущая следующая→ ...

"Wait, M. Aronnax," said Captain Nemo. "We will show you something you have never yet seen. We have no pity for these ferocious creatures. They are nothing but mouth and teeth."
- Погодите, господин Аронакс, - сказал капитан Немо. - Мы вам покажем охоту, какой вы еще не видывали. Никакой жалости к этим кровожадным китообразным! У них только и есть, что пасть да зубы!
Mouth and teeth! No one could better describe the macrocephalous cachalot, which is sometimes more than seventy-five feet long. Its enormous head occupies one-third of its entire body. Better armed than the whale, whose upper jaw is furnished only with whalebone, it is supplied with twenty-five large tusks, about eight inches long, cylindrical and conical at the top, each weighing two pounds. It is in the upper part of this enormous head, in great cavities divided by cartilages, that is to be found from six to eight hundred pounds of that precious oil called spermaceti. The cachalot is a disagreeable creature, more tadpole than fish, according to Fredol's description. It is badly formed, the whole of its left side being (if we may say it), a "failure," and being only able to see with its right eye. But the formidable troop was nearing us. They had seen the whales and were preparing to attack them. One could judge beforehand that the cachalots would be victorious, not only because they were better built for attack than their inoffensive adversaries, but also because they could remain longer under water without coming to the surface. There was only just time to go to the help of the whales. The Nautilus went under water. Conseil, Ned Land, and I took our places before the window in the saloon, and Captain Nemo joined the pilot in his cage to work his apparatus as an engine of destruction. Soon I felt the beatings of the screw quicken, and our speed increased. The battle between the cachalots and the whales had already begun when the Nautilus arrived. They did not at first show any fear at the sight of this new monster joining in the conflict. But they soon had to guard against its blows. What a battle! The Nautilus was nothing but a formidable harpoon, brandished by the hand of its Captain. It hurled itself against the fleshy mass, passing through from one part to the other, leaving behind it two quivering halves of the animal. It could not feel the formidable blows from their tails upon its sides, nor the shock which it produced itself, much more. One cachalot killed, it ran at the next, tacked on the spot that it might not miss its prey, going forwards and backwards, answering to its helm, plunging when the cetacean dived into the deep waters, coming up with it when it returned to the surface, striking it front or sideways, cutting or tearing in all directions and at any pace, piercing it with its terrible spur. What carnage! What a noise on the surface of the waves! What sharp hissing, and what snorting peculiar to these enraged animals! In the midst of these waters, generally so peaceful, their tails made perfect billows. For one hour this wholesale massacre continued, from which the cachalots could not escape. Several times ten or twelve united tried to crush the Nautilus by their weight. From the window we could see their enormous mouths, studded with tusks, and their formidable eyes. Ned Land could not contain himself; he threatened and swore at them. We could feel them clinging to our vessel like dogs worrying a wild boar in a copse. But the Nautilus, working its screw, carried them here and there, or to the upper levels of the ocean, without caring for their enormous weight, nor the powerful strain on the vessel. At length the mass of cachalots broke up, the waves became quiet, and I felt that we were rising to the surface. The panel opened, and we hurried on to the platform. The sea was covered with mutilated bodies. A formidable explosion could not have divided and torn this fleshy mass with more violence. We were floating amid gigantic bodies, bluish on the back and white underneath, covered with enormous protuberances. Some terrified cachalots were flying towards the horizon. The waves were dyed red for several miles, and the Nautilus floated in a sea of blood: Captain Nemo joined us.
Пасть да зубы! Лучше нельзя было описать большеголового кашалота гигантских размеров, до двадцати пяти метров в длину! Громадная голова китообразного занимала около трети всего его тела. В отличие от беззубых китов, у которых верхняя челюсть вместо зубов усажена роговыми пластинками, так называемым "китовым усом", у кашалота, из подотряда зубастых китов, в нижней челюсти имеется двадцать пять крупных заостренных зубов, длиной в двадцать сантиметров и весом по два фунта каждый. В углублениях костей гигантского черепа находится объемистая полость, разделенная на две камеры перегородкой и наполненная драгоценной маслянистой массой, так называемым спермацетом, в количестве до трехсот - четырехсот килограммов. Кашалот, неуклюжее животное, - скорее головастик, нежели рыба, как заметил Фредоль. Он сложен нескладно, левая сторона тела непропорциональна в отношении правой; видит он только правым глазом; словом, вышел "кривым на левый бок", говоря фигурально.
Тем временем чудовищное стадо приближалось. Кашалоты уже завидели китов и готовились к бою. Можно было заранее сказать, что победа останется на стороне кашалотов, и не только потому, что кашалоты лучше приспособлены для борьбы, чем их беззубые противники, но и потому, что кашалоты могут дольше китов оставаться под водою, не переводя, так сказать, дыхания.
Время было спешить на помощь китам. "Наутилус" ушел под воду. Консель, Нед и я уселись возле окон в салоне. Капитан Немо прошел в штурвальную рубку и сам стал у руля, чтобы лично управлять своим судном, превратившимся в орудие истребления. Вскоре вращение винта ускорилось, и судно взяло большой ход.
Кашалоты уже вступили в бой с китами, когда на поле брани вышел "Наутилус". В расчеты капитана входило врезаться в стадо большеголовых.
Кашалоты сначала не очень встревожились при виде чудища, вмешавшегося в их схватку с китами. Но вскоре они почувствовали силу его ударов.
Ну, и была же битва! Даже Нед Ленд пришел в восторг и хлопал в ладоши.
"Наутилус" в руках капитана превратился в грозный гарпун. Он врубался в эти мясистые туши и рассекал их пополам, оставляя за собой два окровавленных куска мяса. Страшные удары хвостом по его обшивке были ему не чувствительны. Толчки мощных туш - ему нипочем! Уничтожив одного кашалота, он устремлялся к другому, поворачивался с галса на галс, чтобы не упустить жертвы, давал то передний, то задний ход, погружался, покорный воле штурмана, в глубины, когда животное уходило под воду, всплывал вслед за ним на поверхность океана, шел в лобовую атаку или наносил удар с фланга, нападал с фронта, с тыла, рубил, резал своим страшным бивнем!
Какая шла резня! Какой шум стоял над океанскими водами! Какой пронзительный свист, какое предсмертное хрипение вырывалось из глоток обезумевших животных! Взбаламученные ударами могучих хвостов, спокойные океанские воды бурлили, как в котле!
Целый час шло это гомерическое побоище, где большеголовым не было пощады. Несколько раз, объединившись в отряды из десяти - двенадцати особей, кашалоты переходили в наступление, пытаясь раздавить судно своими тушами. Разверстые зубастые пасти, страшные глаза животных, метавшихся по ту сторону окон, приводили Неда Ленда в ярость. Он осыпал большеголовых проклятиями, грозил им кулаком. Кашалоты впивались зубами в железную обшивку подводного корабля, как собаки впиваются в горло затравленного кабана. Но "Наутилус", волею кормчего, то увлекал их за собою в глубины, то извлекал на поверхность вод, невзирая на огромную тяжесть и могучие тиски животных.
Наконец, стадо кашалотов рассеялось. Волнение на море улеглось. Мы всплыли на поверхность океана, открыли люк и поднялись на палубу.
Море было покрыто обезображенными трупами. Разрыв снаряда не мог бы так искромсать, растерзать, выпотрошить эти мясистые туши. Мы плыли среди гигантских тел с голубоватой спиной, белым брюхом, с вывороченными внутренностями. Несколько перепуганных кашалотов обратились в бегство.
Вода на несколько миль в окружности окрасилась в пурпур, и "Наутилус" шел по морю крови.
Капитан Немо подошел к нам.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1