StudyEnglishWords

5#

Двадцать тысяч лье под водой. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двадцать тысяч лье под водой". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 197 из 251  ←предыдущая следующая→ ...

About eight o'clock on the morning of the 16th of March the Nautilus, following the fifty-fifth meridian, cut the Antarctic polar circle. Ice surrounded us on all sides, and closed the horizon. But Captain Nemo went from one opening to another, still going higher. I cannot express my astonishment at the beauties of these new regions. The ice took most surprising forms. Here the grouping formed an oriental town, with innumerable mosques and minarets; there a fallen city thrown to the earth, as it were, by some convulsion of nature. The whole aspect was constantly changed by the oblique rays of the sun, or lost in the greyish fog amidst hurricanes of snow. Detonations and falls were heard on all sides, great overthrows of icebergs, which altered the whole landscape like a diorama. Often seeing no exit, I thought we were definitely prisoners; but, instinct guiding him at the slightest indication, Captain Nemo would discover a new pass. He was never mistaken when he saw the thin threads of bluish water trickling along the ice-fields; and I had no doubt that he had already ventured into the midst of these Antarctic seas before. On the 16th of March, however, the ice-fields absolutely blocked our road. It was not the iceberg itself, as yet, but vast fields cemented by the cold. But this obstacle could not stop Captain Nemo: he hurled himself against it with frightful violence. The Nautilus entered the brittle mass like a wedge, and split it with frightful crackings. It was the battering ram of the ancients hurled by infinite strength. The ice, thrown high in the air, fell like hail around us. By its own power of impulsion our apparatus made a canal for itself; some times carried away by its own impetus, it lodged on the ice-field, crushing it with its weight, and sometimes buried beneath it, dividing it by a simple pitching movement, producing large rents in it. Violent gales assailed us at this time, accompanied by thick fogs, through which, from one end of the platform to the other, we could see nothing. The wind blew sharply from all parts of the compass, and the snow lay in such hard heaps that we had to break it with blows of a pickaxe. The temperature was always at 5 deg. below zero; every outward part of the Nautilus was covered with ice. A rigged vessel would have been entangled in the blocked up gorges. A vessel without sails, with electricity for its motive power, and wanting no coal, could alone brave such high latitudes. At length, on the 18th of March, after many useless assaults, the Nautilus was positively blocked. It was no longer either streams, packs, or ice-fields, but an interminable and immovable barrier, formed by mountains soldered together.
Шестнадцатого марта к восьми часам вечера "Наутилус", следуя вдоль пятьдесят пятого меридиана, пересек Южный полярный круг. Льды наступали на него со всех сторон, суживая линию горизонта. Однако капитан Немо неуклонно шел на юг.
- Куда он идет? - спрашивал я.
- Куда глаза глядят, - отвечал Консель. - Расшибет себе лоб, остановится.
- Ну, я за это не поручусь! - сказал я.
И, говоря откровенно, чреватая опасностями экспедиция приходилась мне по душе. Не умею выразить всю степень моего восхищения величавой красотой полярных стран! Льды принимали величественные формы. Возникали архитектурные ансамбли восточных городов с минаретами и мечетями. Не успело воображение воспринять этот рисунок, а он уже распадается, и на его месте встает город в развалинах зданий! Видения меняют окраску: под косыми лучами уходящего солнца все одевается в пурпур и золото; и вдруг серая пелена тумана застилает горизонт, и все пропало в снежной буре! Внезапно, со всех сторон, начинается адский грохот, обвалы, столкновение льдин - и декорация менялась, как пейзаж в диораме! Если в тот момент, когда нарушалось равновесие льдов и морских пучин, "Наутилус" оказывался под водой, грохот обвалов передавался жидкой средой с ужасающим нарастанием и падение ледяных гор вызывало опасные водовороты в самых глубинных слоях океана. Тогда "Наутилус" швыряло с волны на волну, и он нырял носом, как парусное судно, застигнутое бурей на море.
Часто, запертые во льдах, мы не видели выхода; но, руководимый своим замечательным инстинктом, капитан Немо по самым легким признакам открывал спасительные трещины во льдах. Тонкие струйки синеватой воды, бороздившие ледяные поля, указывали ему путь. И он никогда не ошибался в выборе дороги. Несомненно, ему уже доводилось плавать во льдах антарктических морей!
Однако 16 марта нас все же затерло льдами. Это еще не была полоса вечной мерзлоты, а всего лишь обширные ледовые поля, сцементированные морозом. Но препятствие не остановило капитана Немо, и он со всего разгона врезался в ледовое поле. Стальной корпус "Наутилуса", врезался в эту массу ломкого льда, и льдины с треском раскалывались на части. Он действовал, как в старину таран, но пущенный с неимоверной силой. Осколки льда, взметнувшись ввысь, градом падали вокруг нас. Силой своего натиска наше судно прокладывало себе дорогу. Увлеченное инерцией разбега, оно порою взлетало на льдину и продавливало ее своей тяжестью. А иной раз, врезавшись под лед, раскалывало его движением боковой качки, и мы шли дальше по образовавшейся в ледовом поле широкой трещине.
В эти дни на море бушевали шквалы. Густой туман ложился на льды, и с одного конца палубы не видно было другого. Ветер резко менял направление.
Снег, выпавший за ночь, одевал палубу ледяным покровом, который приходилось сбивать киркой. Вообще, как только температура воздуха опускалась до пяти градусов ниже нуля, все наружные части "Наутилуса" покрывались льдом. Парусное судно не могло бы маневрировать в таких условиях, потому что все блоки и тали обледенели бы. Только судно с электрическим двигателем, которое обходится без парусов и каменного угля, могло пуститься в плавание под такими широтами.
Барометр стоял очень низко. Показания компаса не внушали никакого доверия. Обезумевшая стрелка компаса растерянно металась, давая противоречивые указания по мере приближения к магнитному южному полюсу, который не совпадает с географическим полюсом Южного полушария.
В самом деле, по Ганстену, южный магнитный полюс находится под 70o широты и 130o долготы, а по наблюдениям Дюпере - под 135o долготы и 70o30' широты. Приходилось вести контрольные наблюдения, перенося компасы в различные части судна, и брать средние показания. Но часто мы были вынуждены определять пройденный путь на основании показаний лага, далеко не точных, потому что в извилистых трещинах льдов судно постоянно меняло курс.
Наконец, 18 марта, после множества напрасных попыток пробить себе дорогу, "Наутилус" был окончательно затерт во льдах. Это были уже не торосы, не дрейфующие льды, не ледяные поля, а неколебимый сплошной барьер из ледяных гор.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1