StudyEnglishWords

5#

Двадцать тысяч лье под водой. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двадцать тысяч лье под водой". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 387 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 201 из 251  ←предыдущая следующая→ ...

"I think so too, M. Aronnax," replied Captain Nemo. "I only wish you to observe that, after having made so many objections to my project, you are now crushing me with arguments in its favour!"
- Я держусь того же мнения, господин Аронакс, - отвечал капитан Немо. - Однако разрешите вам заметить, что, выдвинув столько возражений против моего проекта, теперь вы засыпаете меня доводами в его пользу.
Капитан Немо был прав. Я перещеголял его в смелости. Теперь я увлекал его к полюсу! Я даже превзошел его, оставил за собою... Но нет, жалкий глупец! Капитан Немо знал лучше тебя все за и против своего плана. И он подсмеивался, видя, как ты увлечен несбыточными мечтаниями!
Однако капитан Немо не терял времени. Он вызвал своего помощника. И они оживленно о чем-то заговорили на своем непонятном языке. И был ли помощник предупрежден заранее, или он нашел предложение исполнимым, но он не выказал ни малейшего удивления.
Но как ни хладнокровно встретил помощник предложение капитана, Консель еще более хладнокровно отнесся к известию о нашем намерении идти к Южному полюсу. "Как будет угодно господину профессору", - ответил он своей обычной фразой. И это было все, что он сказал. Что касается Неда Ленда, он так высоко вздернул плечи, что его голова ушла в них.
- Видите ли, сударь, - сказал он, - вы с вашим капитаном Немо внушаете мне жалость!
- Мы откроем полюс, мистер Ленд!
- Возможно, но обратно вы не воротитесь!
И Нед Ленд пошел к себе в каюту, "чтобы не натворить беды", как он сказал в заключение.
The preparations for this audacious attempt now began. The powerful pumps of the Nautilus were working air into the reservoirs and storing it at high pressure. About four o'clock, Captain Nemo announced the closing of the panels on the platform. I threw one last look at the massive iceberg which we were going to cross. The weather was clear, the atmosphere pure enough, the cold very great, being 12° below zero; but, the wind having gone down, this temperature was not so unbearable. About ten men mounted the sides of the Nautilus, armed with pickaxes to break the ice around the vessel, which was soon free. The operation was quickly performed, for the fresh ice was still very thin. We all went below. The usual reservoirs were filled with the newly-liberated water, and the Nautilus soon descended. I had taken my place with Conseil in the saloon; through the open window we could see the lower beds of the Southern Ocean. The thermometer went up, the needle of the compass deviated on the dial. At about 900 feet, as Captain Nemo had foreseen, we were floating beneath the undulating bottom of the iceberg. But the Nautilus went lower still—it went to the depth of four hundred fathoms. The temperature of the water at the surface showed twelve degrees, it was now only ten; we had gained two. I need not say the temperature of the Nautilus was raised by its heating apparatus to a much higher degree; every manoeuvre was accomplished with wonderful precision.
Тем временем начались приготовления к нашей смелой экспедиции. Мощные насосы "Наутилуса" нагнетали воздух в резервуары под высоким давлением, Около четырех часов капитан Немо объявил, что подъемная дверь в люке сейчас будет закрыта. Я кинул последний взгляд на сплошные льды, которые мы готовились преодолеть. Погода стояла ясная, воздух чист, хотя было довольно холодно - двенадцать градусов ниже нуля, но ветер утих, и мороз не был так чувствителен.
Десять человек из экипажа с кирками в руках поднялись на палубу и стали разбивать лед вокруг корпуса судна. Операция эта не составила большого труда, потому что молодой лед лежал тонким слоем. Когда все было кончено, мы вошли внутрь корабля. Резервуары, по обыкновению, были наполнены водой до ватерлинии. "Наутилус" начал погружаться.
Я вошел в салон вместе с Конселем. Через открытые окна мы могли видеть глубинные слои Антарктического океана. Ртуть в термометре поднималась.
Стрелка манометра отклонялась вправо по циферблату.
На глубине трехсот метров, как и предвидел капитан Немо, мы оказались под волнистой нижней поверхностью сплошных льдов. Но "Наутилус" все еще продолжал погружаться. Мы достигли глубины восьмисот метров. Температура воды была уже не двенадцать градусов, как на поверхности моря, а всего одиннадцать градусов. Уже один градус был выигран! Само собою, что температура внутри "Наутилуса", обогреваемого электрическими приборами, была значительно выше. "Наутилус" маневрировал с необычайной точностью.
"We shall pass it, if you please, sir," said Conseil.
- Если угодно знать господину профессору, мы все-таки пройдем, - сказал мне Консель.
"I believe we shall," I said, in a tone of firm conviction.
- Надеюсь, - отвечал я тоном глубочайшей уверенности.
In this open sea, the Nautilus had taken its course direct to the pole, without leaving the fifty-second meridian. From 67° 30' to 90 deg., twenty-two degrees and a half of latitude remained to travel; that is, about five hundred leagues. The Nautilus kept up a mean speed of twenty-six miles an hour—the speed of an express train. If that was kept up, in forty hours we should reach the pole.
На этой свободной от льда глубине "Наутилус" взял курс прямо к полюсу, не уклоняясь от пятьдесят второго меридиана. Оставалось пройти от 67o30' до 90o, двадцать два с половиной градуса широты, иначе говоря, немного более пятисот лье. "Наутилус" шел в среднем со скоростью двадцати шести миль в час, то есть со скоростью курьерского поезда. Если судно не замедлит хода, мы через сорок часов подойдем к полюсу.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1