5#

Двадцать тысяч лье под водой. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двадцать тысяч лье под водой". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 686 книг и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 215 из 251  ←предыдущая следующая→ ...

"As to suffocation, Captain," I replied, "that is not to be feared, because our reservoirs are full."
- Что касается возможности задохнуться, - сказал я, - то этого бояться нет оснований, поскольку мы имеем воздушные резервуары, наполненные свежим воздухом.
"Just so; but they will only yield two days' supply of air. Now, for thirty-six hours we have been hidden under the water, and already the heavy atmosphere of the Nautilus requires renewal. In forty-eight hours our reserve will be exhausted."
- Верно, - ответил капитан, - но их хватит только на два дня. Уже тридцать шесть часов, как мы погружены в воду, воздух в "Наутилусе" становится тяжелым и требует возобновления. В течение двух суток запас свежего воздуха будет исчерпан.
"Well, Captain, can we be delivered before forty-eight hours?"
- Так что же, капитан, давайте освободим себя раньше двух суток.
"We will attempt it, at least, by piercing the wall that surrounds us."
- Во всяком случае, будем пытаться это сделать, пробивая окружающую нас стену.
"On which side?"
- В какую сторону?
"Sound will tell us. I am going to run the Nautilus aground on the lower bank, and my men will attack the iceberg on the side that is least thick."
- Это покажет зонд. Я посажу "Наутилус" на нижнюю стенку, а мои люди, одетые в скафандры, пробьют ледяной покров в наименее толстой его части.
- А нельзя ли раскрыть ставни в салоне?
- Теперь это безопасно. Мы не находимся в движении.
Captain Nemo went out. Soon I discovered by a hissing noise that the water was entering the reservoirs. The Nautilus sank slowly, and rested on the ice at a depth of 350 yards, the depth at which the lower bank was immersed.
Капитан Немо вышел. Шипящие звуки дали нам знать, что в резервуары пустили воду. "Наутилус" стал тихо погружаться - до той глубины, на какую погрузился нижний ледяной пласт, - и осел на ледяное дно на глубине в триста пятьдесят метров.
"My friends," I said, "our situation is serious, but I rely on your courage and energy."
- Друзья мои, - сказал я, - положение тяжелое, но я рассчитываю на ваше мужество и вашу энергию.
"Sir," replied the Canadian, "I am ready to do anything for the general safety."
- Конечно, - ответил мне канадец, - сейчас не такое время, чтобы я стал надоедать вам своими жалобами или вопросами. Я готов сделать все для общего спасения.
"Good! Ned," and I held out my hand to the Canadian.
- Отлично, Нед, - сказал я, протягивая канадцу руку.
"I will add," he continued, "that, being as handy with the pickaxe as with the harpoon, if I can be useful to the Captain, he can command my services."
"He will not refuse your help. Come, Ned!"
- Добавлю еще вот что, - продолжал он, - я ловко владею и киркой и гарпуном, и если я могу быть полезным капитану, то я в его распоряжении.
I led him to the room where the crew of the Nautilus were putting on their cork-jackets. I told the Captain of Ned's proposal, which he accepted. The Canadian put on his sea-costume, and was ready as soon as his companions. When Ned was dressed, I re-entered the drawing-room, where the panes of glass were open, and, posted near Conseil, I examined the ambient beds that supported the Nautilus. Some instants after, we saw a dozen of the crew set foot on the bank of ice, and among them Ned Land, easily known by his stature. Captain Nemo was with them. Before proceeding to dig the walls, he took the soundings, to be sure of working in the right direction. Long sounding lines were sunk in the side walls, but after fifteen yards they were again stopped by the thick wall. It was useless to attack it on the ceiling-like surface, since the iceberg itself measured more than 400 yards in height. Captain Nemo then sounded the lower surface. There ten yards of wall separated us from the water, so great was the thickness of the ice-field. It was necessary, therefore, to cut from it a piece equal in extent to the waterline of the Nautilus. There were about 6,000 cubic yards to detach, so as to dig a hole by which we could descend to the ice-field. The work had begun immediately and carried on with indefatigable energy. Instead of digging round the Nautilus which would have involved greater difficulty, Captain Nemo had an immense trench made at eight yards from the port-quarter. Then the men set to work simultaneously with their screws on several points of its circumference. Presently the pickaxe attacked this compact matter vigorously, and large blocks were detached from the mass. By a curious effect of specific gravity, these blocks, lighter than water, fled, so to speak, to the vault of the tunnel, that increased in thickness at the top in proportion as it diminished at the base. But that mattered little, so long as the lower part grew thinner. After two hours' hard work, Ned Land came in exhausted. He and his comrades were replaced by new workers, whom Conseil and I joined. The second lieutenant of the Nautilus superintended us. The water seemed singularly cold, but I soon got warm handling the pickaxe. My movements were free enough, although they were made under a pressure of thirty atmospheres. When I re-entered, after working two hours, to take some food and rest, I found a perceptible difference between the pure fluid with which the Rouquayrol engine supplied me and the atmosphere of the Nautilus, already charged with carbonic acid. The air had not been renewed for forty-eight hours, and its vivifying qualities were considerably enfeebled. However, after a lapse of twelve hours, we had only raised a block of ice one yard thick, on the marked surface, which was about 600 cubic yards! Reckoning that it took twelve hours to accomplish this much it would take five nights and four days to bring this enterprise to a satisfactory conclusion. Five nights and four days! And we have only air enough for two days in the reservoirs! "Without taking into account," said Ned, "that, even if we get out of this infernal prison, we shall also be imprisoned under the iceberg, shut out from all possible communication with the atmosphere." True enough! Who could then foresee the minimum of time necessary for our deliverance? We might be suffocated before the Nautilus could regain the surface of the waves? Was it destined to perish in this ice-tomb, with all those it enclosed? The situation was terrible. But everyone had looked the danger in the face, and each was determined to do his duty to the last.
Я проводил канадца в помещение, где люди из экипажа "Наутилуса" надевали на себя скафандры. Я сообщил капитану предложение канадца, и он его, конечно, принял. Канадец быстро облекся в подводный костюм и был готов одновременно со своими товарищами по работе. Каждый из них нес за спиною аппарат Рукейроля, снабженный резервуарами с большим запасом чистого воздуха. Это был значительный, но необходимый заем из воздушных запасов "Наутилуса". Что касается до ламп Румкорфа, то они были не нужны в этих водах, светящихся в лучах электрического света.
Как только Нед переоделся, я вернулся в салон, где ставни были уже открыты, и, став рядом с Конселем, начал рассматривать окружающие льды, на которых держался "Наутилус".
Через несколько минут мы увидели, как двенадцать человек экипажа вышли на лед и среди них - Нед, хорошо заметный своим высоким ростом. Их сопровождал капитан Немо.
Раньше, чем долбить стены, он распорядился прощупать их зондами и таким образом обеспечить нужное направление работ. Длинные зонды стали врезаться в боковые стены туннеля; но, пройдя пятнадцать метров, они застряли в толще другой стены. Направлять свои усилия против верхнего пласта являлось бесполезным, поскольку он представлял собой нагромождение торосов вышиной более четырехсот метров. Капитан Немо распорядился прозондировать нижний пласт. Оказалось, что здесь нас отделяло от воды только десять метров, составлявших толщу этого ледяного поля. Теперь работа сводилась лишь к тому, чтобы высечь в нем кусок, по своей площади равный площади "Наутилуса". Следовательно, для того чтобы мы могли опуститься ниже ледяного поля, необходимо было продолбить в нем соответственной величины отверстие, а для этого надо было вынуть около шести тысяч пятисот кубических метров льда.
Немедленно же приступили к этой работе и продолжали ее с неиссякаемой настойчивостью. Вместо того чтобы долбить лед вокруг самого "Наутилуса", что очень затруднило бы работу, капитан Немо распорядился наметить огромную круглую канаву, отступя на восемь метров от левого борта "Наутилуса". После этого все двенадцать человек одновременно стали буравить канаву в нескольких точках по ее окружности. В скором времени заработали кирки, мощно проникая в компактную массу льда и откалывая от нее большие глыбы. В силу меньшего удельного веса эти глыбы как бы взлетали под верхний свод туннеля, вследствие чего он начал утолщаться сверху настолько же, насколько становился тоньше снизу. Но это не имело значения, раз нижний слой делался в такой же мере тоньше.
После двух часов напряженной работы Нед измучился и вернулся в салон.
Его вместе с товарищами по работе сменили свежие работники; к ним присоединились я и Консель. Нами руководил помощник капитана. Вода мне показалась особенно холодной, но вскоре я согрелся, работая киркой.
Движения мои были вполне свободны, хотя производились при внешнем давлении в тридцать атмосфер. Проработав два часа и вернувшись в салон, чтобы перекусить и немного отдохнуть, я почувствовал большую разницу между потоком чистого воздуха, поступавшего ко мне в аппарат Рукейроля, и атмосферой в "Наутилусе", где уже накопился углекислый газ. В течение двух суток воздух не возобновлялся, и его животворные качества значительно понизились. А между тем за двенадцать часов работы мы сняли с намеченной поверхности пласт только в один метр толщиной, иначе говоря, около шестисот кубических метров льда. Допустим, что каждые двенадцать часов будет выполняться такая же работа, - тогда понадобится еще четыре дня и пять ночей, чтобы довести дело до желаемого конца.
- Четыре дня и пять ночей! - сказал я своим товарищам. - А запас воздуха в резервуарах только на два дня.
- Не считая того, - добавил Нед Ленд, - что, когда мы выйдем из этой проклятой тюрьмы, мы еще останемся в заключении под торосами без всякой связи с наружным воздухом.
Соображение правильное. Кто мог сказать заранее, сколько тогда понадобится времени для нашего освобождения? Не задохнемся ли мы раньше, чем "Наутилус" сможет вернуться на поверхность моря? Не суждено ли ему со всем его содержимым быть погребенным в этой ледяной могиле? Опасность казалась грозной. Но все смотрели прямо ей в глаза, и все решились исполнить долг свой до конца.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1