StudyEnglishWords

5#

Двадцать тысяч лье под водой. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двадцать тысяч лье под водой". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 219 из 251  ←предыдущая следующая→ ...

Tears came into my eyes on hearing him speak thus. If our situation to all was intolerable in the interior, with what haste and gladness would we put on our cork-jackets to work in our turn! Pickaxes sounded on the frozen ice-beds. Our arms ached, the skin was torn off our hands. But what were these fatigues, what did the wounds matter? Vital air came to the lungs! We breathed! we breathed!
All this time no one prolonged his voluntary task beyond the prescribed time. His task accomplished, each one handed in turn to his panting companions the apparatus that supplied him with life. Captain Nemo set the example, and submitted first to this severe discipline. When the time came, he gave up his apparatus to another and returned to the vitiated air on board, calm, unflinching, unmurmuring.
Слезы навертывались мне на глаза, когда я слышал этот шепот.
Но если положение нас всех, находящихся внутри корабля, стало невыносимым, зато с какою радостью, с какой поспешностью надевали мы скафандры, чтобы идти работать в наш черед. Бодро стучали кирки по ледяному пласту. Уставали плечи, обдирались руки, но что значила усталость, какое было дело нам до ссадин. Животворный воздух вливался в наши легкие! Мы дышали! Дышали! И все-таки ни один человек не продолжал своей работы под водой больше назначенного срока. Как только кончался срок работы, каждый передавал свой резервуар товарищам, чтобы влить в них жизнь. Капитан сам подавал этому пример и первый подчинялся суровой дисциплине. Бил урочный час, и капитан, отдав свой аппарат другому; возвращался в отравленную атмосферу корабля, всегда спокойный, никакой расслабленности, никаких жалоб.
On that day the ordinary work was accomplished with unusual vigour. Only two yards remained to be raised from the surface. Two yards only separated us from the open sea. But the reservoirs were nearly emptied of air. The little that remained ought to be kept for the workers; not a particle for the Nautilus. When I went back on board, I was half suffocated. What a night! I know not how to describe it. The next day my breathing was oppressed. Dizziness accompanied the pain in my head and made me like a drunken man. My companions showed the same symptoms. Some of the crew had rattling in the throat.
За этот день обычная работа велась с особым напряжением. Со всей поверхности осталось вынуть лишь два метра. Только два метра отделяли нас от моря, свободного от льда. Но резервуары с воздухом были почти пусты. То немногое, что еще осталось, необходимо было сохранить для работавших людей. Ни одного атома для "Наутилуса"!
Когда я вернулся на борт, я уже совсем задыхался. Какая ночь! Я этого не в силах описать. Таких страданий описывать нельзя! На следующее утро стало предельно тяжело дышать. К головной боли присоединились одуряющие головокружения, от которых я был похож на пьяного. Мои товарищи испытывали те же самые страдания. Несколько человек из экипажа только хрипели.
On that day, the sixth of our imprisonment, Captain Nemo, finding the pickaxes work too slowly, resolved to crush the ice-bed that still separated us from the liquid sheet. This man's coolness and energy never forsook him. He subdued his physical pains by moral force.
Сегодня, на шестой день нашего пленения, капитан Немо, полагая, что кирки и ломы являются средством, слишком медленным, решил проломить ледяной пласт, еще отделявший нас от водяной поверхности моря, иным способом. Он неизменно сохранял и свое хладнокровие и свою энергию, нравственной силой он подавлял физические страдания. Он думал, комбинировал и действовал.
By his orders the vessel was lightened, that is to say, raised from the ice-bed by a change of specific gravity. When it floated they towed it so as to bring it above the immense trench made on the level of the water-line. Then, filling his reservoirs of water, he descended and shut himself up in the hole.
По его приказанию корабль приподняли с ледяного слоя, облегчив его и изменив этим центр его тяжести. Когда "Наутилус" всплыл, его подтянули канатами с таким расчетом, чтобы он стал точно над огромной выемкой, сделанной по очертанию его ватерлинии. Как только резервуары достаточно наполнились водой, "Наутилус" опустился и вклинился в прорубленную выемку.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1