StudyEnglishWords

5#

Двадцать тысяч лье под водой. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двадцать тысяч лье под водой". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 555 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 249 из 251  ←предыдущая следующая→ ...

"Almighty God! enough! enough!"
- Боже всемогущий! Довольно! Довольно!
Was it a confession of remorse which thus escaped from this man's conscience?
Что это? Голос совести, крик души этого человека?
In desperation, I rushed through the library, mounted the central staircase, and, following the upper flight, reached the boat. I crept through the opening, which had already admitted my two companions.
В полном смятении я проскочил библиотеку, взобрался по центральному трапу и по верхнему проходу добрался до лодки. Я проник в нее сквозь отверстие, уже впустившее туда моих товарищей.
"Let us go! let us go!" I exclaimed.
- Едем! Едем! - крикнул я.
"Directly!" replied the Canadian.
- Сейчас! - ответил канадец.
The orifice in the plates of the Nautilus was first closed, and fastened down by means of a false key, with which Ned Land had provided himself; the opening in the boat was also closed. The Canadian began to loosen the bolts which still held us to the submarine boat.
Сначала мы закрыли отверстие, проделанное в стальной обшивке "Наутилуса", и закрепили его гайками при помощи английского ключа, которым запасся Нед Ленд. Таким же образом закрыли и отверстие для лодки, а затем канадец стал отвинчивать гайки, еле соединявшие нас с "Наутилусом".
Suddenly a noise was heard. Voices were answering each other loudly. What was the matter? Had they discovered our flight? I felt Ned Land slipping a dagger into my hand.
Вдруг внутри послышался какой-то шум, чьи-то голоса быстро, коротко перекликались. Что там случилось? Неужели они заметили наш побег? Я почувствовал, как Нед Ленд дал мне в руки кинжал.
"Yes," I murmured, "we know how to die!"
- Да, - прошептал я, - мы сумеем умереть!
The Canadian had stopped in his work. But one word many times repeated, a dreadful word, revealed the cause of the agitation spreading on board the Nautilus. It was not we the crew were looking after!
Канадец приостановил свою работу. В это время до меня донеслось одно слово, повторенное раз двадцать, - слово страшное, и благодаря ему мне сразу стала ясной причина волнения, охватившего весь "Наутилус". Его экипажу было не до нас!
"The maelstrom! the maelstrom!" Could a more dreadful word in a more dreadful situation have sounded in our ears! We were then upon the dangerous coast of Norway. Was the Nautilus being drawn into this gulf at the moment our boat was going to leave its sides? We knew that at the tide the pent-up waters between the islands of Ferroe and Loffoden rush with irresistible violence, forming a whirlpool from which no vessel ever escapes. From every point of the horizon enormous waves were meeting, forming a gulf justly called the "Navel of the Ocean," whose power of attraction extends to a distance of twelve miles. There, not only vessels, but whales are sacrificed, as well as white bears from the northern regions.
- Мальстрим! Мальстрим! - крикнул я.
Мальстрим! Могло ли в нашем и без того ужасном положении раздаться слово более ужасное, чем это? Значит, мы очутились в самых опасных водах Норвежского побережья. Неужели в эту пучину затянуло "Наутилус", и как раз в то время, когда наша лодка была уже готова отделиться от его железных стен? Давно известно, что здесь морские воды, зажатые в часы прилива между Лофотенами и островами Феро, превращаются в стремнину неодолимой силы. В ней образуется водоворот, из которого еще никогда ни один корабль не мог спастись. Со всех точек горизонта неслись чудовищные волны. Они-то и образуют эту бездну, справедливо названную "пуп Атлантического океана" - водоворот такой мощи, что втягивал в себя все плывущее на расстоянии пятнадцати километров. Его бездна засасывала не только корабли, но и китов и белых медведей полярных стран.
It is thither that the Nautilus, voluntarily or involuntarily, had been run by the Captain.
It was describing a spiral, the circumference of which was lessening by degrees, and the boat, which was still fastened to its side, was carried along with giddy speed. I felt that sickly giddiness which arises from long-continued whirling round.
We were in dread. Our horror was at its height, circulation had stopped, all nervous influence was annihilated, and we were covered with cold sweat, like a sweat of agony! And what noise around our frail bark! What roarings repeated by the echo miles away! What an uproar was that of the waters broken on the sharp rocks at the bottom, where the hardest bodies are crushed, and trees worn away, "with all the fur rubbed off," according to the Norwegian phrase!
В этой бездне и оказался "Наутилус", попав туда невольно, а может быть, и волей капитана Немо. "Наутилус" кружился по спирали, радиус которой становился все короче. Само собою разумеется, что и наша лодка, еле прикрепленная к "Наутилусу", носилась с головокружительною быстротой. Я это чувствовал, испытывая такое же болезненное состояние, какое наступает после долгого вращения на одном месте. Нас обуял предельный ужас, кровь застывала в жилах, нервная реакция исчезла, все тело покрылось холодным потом, как при агонии! А какой шум стоял вокруг утлой нашей лодки! Какой рев, разносимый эхом на много миль! Какой грохот волн, разбивающихся об острые вершины подводных скал - там, где дробятся самые твердые тела, где бревна перемалываются и превращаются в мочало!
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1