5#

Двадцать тысяч лье под водой. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двадцать тысяч лье под водой". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 686 книг и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 47 из 251  ←предыдущая следующая→ ...

Captain Nemo suddenly became silent in the midst of this enthusiasm, by which he was quite carried away. For a few moments he paced up and down, much agitated. Then he became more calm, regained his accustomed coldness of expression, and turning towards me:
Капитан Немо вдруг умолк. Не изменил ли он своей обычной сдержанности?
Не пожалел ли, что сказал лишнее? Несколько минут он в видимом волнении ходил по комнате. Понемногу нервы его успокоились, лицо приняло обычное холодное выражение. Наконец, он подошел ко мне.
"Now, Professor," said he, "if you wish to go over the Nautilus, I am at your service."
- А теперь, господин профессор, - сказал он, - если вы желаете осмотреть "Наутилус", я к вашим услугам.
Captain Nemo rose. I followed him. A double door, contrived at the back of the dining-room, opened, and I entered a room equal in dimensions to that which I had just quitted.
11. "НАУТИЛУС"
Я последовал за капитаном Немо. Двойная дверь в глубине столовой распахнулась, и мы вошли в соседнюю комнату, столь же просторную.
It was a library. High pieces of furniture, of black violet ebony inlaid with brass, supported upon their wide shelves a great number of books uniformly bound. They followed the shape of the room, terminating at the lower part in huge divans, covered with brown leather, which were curved, to afford the greatest comfort. Light movable desks, made to slide in and out at will, allowed one to rest one's book while reading. In the centre stood an immense table, covered with pamphlets, amongst which were some newspapers, already of old date. The electric light flooded everything; it was shed from four unpolished globes half sunk in the volutes of the ceiling. I looked with real admiration at this room, so ingeniously fitted up, and I could scarcely believe my eyes.
Это была библиотека. В высоких шкафах из черного палисандрового дерева с бронзовыми инкрустациями на широких полках стояли рядами книги в одинаковых переплетах. Шкафы тянулись вдоль стен, занимая все пространство от пола до потолка. Несколько отступя от шкафов, шли сплошные широкие диваны, обитые коричневой кожей. Легкие передвижные подставки для книг расставлены были близ диванов. Посредине библиотеки стоял большой стол, заваленный журналами, среди которых я заметил несколько старых газет. С лепного потолка, завершая весь этот гармонический ансамбль, четыре полушария из матового стекла изливали электрический свет. С восхищением осматривал я этот покой, обставленный с таким вкусом, и глазам своим не верил.
"Captain Nemo," said I to my host, who had just thrown himself on one of the divans, "this is a library which would do honour to more than one of the continental palaces, and I am absolutely astounded when I consider that it can follow you to the bottom of the seas."
- Капитан Немо, - сказал я хозяину, расположившемуся на диване, - ваша библиотека сделала бы честь любому дворцу на континенте; и я диву даюсь при мысли, что такая сокровищница сопутствует вам в морские глубины!
"Where could one find greater solitude or silence, Professor?" replied Captain Nemo. "Did your study in the Museum afford you such perfect quiet?"
- А где же вы найдете столь благоприятные условия для работы, господин профессор? - ответил капитан Немо. - Тишина, полный покой. Разве в вашем кабинете в Парижском музее вы пользуетесь такими удобствами?
"No, sir; and I must confess that it is a very poor one after yours. You must have six or seven thousand volumes here."
- Разумеется, нет! И я должен признаться, что мой парижский кабинет беден в сравнении с вашим. У вас тут не менее шести-семи тысяч томов...
"Twelve thousand, M. Aronnax. These are the only ties which bind me to the earth. But I had done with the world on the day when my Nautilus plunged for the first time beneath the waters. That day I bought my last volumes, my last pamphlets, my last papers, and from that time I wish to think that men no longer think or write. These books, Professor, are at your service besides, and you can make use of them freely."
- Двенадцать тысяч, господин Аронакс. Книги - единственное, что связывает меня с землей. Свет перестал существовать для меня в тот день, когда "Наутилус" впервые погрузился в морские глубины. В тот день я в последний раз покупал книги, журналы, газеты. С того дня для меня человечество перестало мыслить, перестало творить. Моя библиотека к вашим услугам, господин профессор; вы можете располагать ею, как вам будет угодно.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1