7#

Двенадцать стульев. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двенадцать стульев". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 814 книг и 2610 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 171 из 302  ←предыдущая следующая→ ...

He stepped out on to the cold tiled floor and, keeping the door open with one arm, leaned over the banister.
Он вступил на холодные плитки и, придерживая дверь рукой, свесился вниз.
There was only one apartment on that landing, so Ernest Pavlovich was not afraid of being seen in his strange suit of soapsuds.
На площадке была только одна квартира, и Эрнест Павлович не боялся, что его могут увидеть в странном наряде из мыльных хлопьев.
"Caretaker!" he shouted downstairs.
– Дворник! – крикнул он вниз.
The word rang out and reverberated noisily down the stairs.
Слово грянуло и с шумом покатилось по ступенькам.
"Hoo-hoo!" they echoed.
– Гу-гу! – ответила лестница.
"Caretaker!
– Дворник!
Caretaker!"
Дворник!
"Hum-hum!
– Гум-гум!
Hum-hum!"
Гум-гум!
It was at this point that the engineer, impatiently shifting from one bare foot to the other, suddenly slipped and, to regain his balance, let go of the door.
Тут нетерпеливо перебиравший босыми ногами инженер поскользнулся и, чтобы сохранить равновесие, выпустил из руки дверь.
The brass bolt of the Yale lock clicked into place and the door shut fast.
The wall shook.
Стена задрожала.
Дверь прищелкнула медным язычком американского замка и затворилась.
Not appreciating the irrevocable nature of what had happened, Ernest Pavlovich pulled at the door handle.
Эрнест Павлович, еще не поняв непоправимости случившегося, потянул дверную ручку.
The door did not budge.
Дверь не поддалась.
In dismay the engineer pulled the handle again several times and listened, his heart beating fast.
Инженер ошеломленно подергал ее еще несколько раз и прислушался с бьющимся сердцем.
There was a churchlike evening stillness.
Была сумеречная церковная тишина.
A little light still filtered through the multicoloured glass of the high window.
Сквозь разноцветные стекла высоченного окна еле пробивался свет.
A fine thing to happen, thought Shukin.
«Положение», – подумал Эрнест Павлович.
"You son of a bitch," he said to the door.
– Вот сволочь! – сказал он двери.
Downstairs, voices broke through the silence like exploding squibs.
Внизу, как петарды, стали ухать и взрываться человеческие голоса.
Then came the muffled bark of a dog in one of the rooms.
Потом, как громкоговоритель, залаяла комнатная собачка.
Someone was pushing a pram upstairs.
По лестнице толкали вверх детскую колясочку.
Ernest Pavlovich walked timidly up and down the landing.
Эрнест Павлович трусливо заходил по площадке.
"Enough to drive you crazy!"
– С ума можно сойти!
It all seemed too outrageous to have actually happened.
Ему показалось, что все это слишком дико, чтобы могло случиться на самом деле.
He went up to the door and listened again.
Он снова подошел к двери и прислушался.
Suddenly he heard a different sort of noise.
Он услышал какие-то новые звуки.
At first he thought it was someone walking about in the apartment.
Сначала ему показалось, что в квартире кто-то ходит.
Somebody may have got in through the back door, he thought, although he knew that the back door was locked and that no one could have got in.
«Может быть, кто-нибудь пришел с черного хода?» – подумал он, хотя знал, что дверь черного хода закрыта и в квартиру никто не может войти.
The monotonous sound continued.
Однообразный шум продолжался.
The engineer held his breath and suddenly realized that the sound was that of running water.
Инженер задержал дыхание.
Тогда он разобрал, что шум этот производит плещущая вода.
It was evidently pouring from all the taps in the apartment.
Она, очевидно, бежала изо всех кранов квартиры.
Ernest Pavlovich almost began howling.
Эрнест Павлович чуть не заревел.
The situation was awful.
Положение было ужасное.
A full-grown man with a moustache and higher education was standing on a ninth-floor landing in the centre of Moscow, naked except for a covering of bursting soapsuds.
В Москве, в центре города, на площадке девятого этажа стоял взрослый усатый человек с высшим образованием, абсолютно голый и покрытый шевелящейся еще мыльной пеной.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 4 из 5 1