7#

Двенадцать стульев. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двенадцать стульев". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 814 книг и 2610 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 278 из 302  ←предыдущая следующая→ ...

At this point the Terek valley closed up into a series of narrow gorges.
Долина Терека замкнулась тут узкими теснинами.
The scenery became more and more sombre, while the inscriptions on the cliffs grew more frequent At the point where the cliffs squeezed the Terek's flow between them to the extent that the span of the bridge was no more than ten feet, the concessionaires saw so many inscriptions on the side of the gorge that Ostap forgot the majestic sight of the Daryal gorge and shouted out, trying to drown the rumble and rushing of the Terek:
Пейзаж становился все мрачнее, а надписи на скалах многочисленнее.
Там, где скалы так сдавили течение Терека, что пролет моста равен всего десяти саженям, там концессионеры увидели столько надписей на скалистых стенках ущелья, что Остап, забыв о величественности Дарьяльского ущелья, закричал, стараясь перебороть грохот и стоны Терека:
"Great people!
– Великие люди!
Look at that, marshal!
Обратите внимание, предводитель.
Do you see it?
Just a little higher than the cloud and slightly lower than the eagle!
Видите, чуть повыше облака и несколько ниже орла.
An inscription which says,
Надпись:
'Micky and Mike, July 1914'.
«Коля и Мика, июль 1914 г.»
An unforgettable sight!
Незабываемое зрелище!
Notice the artistry with which it was done.
Обратите внимание на художественность исполнения!
Each letter is three feet high, and they used oil paints.
Каждая буква величиною в метр и нарисована масляной краской!
Where are you now, Nicky and Mike?"
Где вы сейчас, Коля и Мика?
Задумался и Ипполит Матвеевич.
Где вы, Коля и Мика?
И что вы теперь, Коля и Мика, делаете?
Разжирели, наверное, постарели?
Небось теперь и на четвертый этаж не подыметесь, не то что под облака – имена свои рисовать.
Где же вы, Коля, служите?
Плохо служится, говорите?
Золотое детство вспоминаете?
Какое же оно у вас золотое?
Это пачканье-то ущелий вы считаете золотым детством?
Коля, вы ужасны!
И жена ваша Мика противная женщина, хотя она виновата меньше вашего.
Когда вы чертили свое имя, вися на скале, Мика стояла внизу на шоссе и глядела на вас влюбленными глазами.
Тогда ей казалось, что вы второй Печорин.
Теперь она знает, кто вы такой.
Вы просто дурак!
Да, да, все вы такие – ползуны по красотам!
Печорин, Печорин, а там, гляди, по глупости отчета сбалансировать не можете!
"Pussy," continued Ostap, "let's record ourselves for prosperity, too.
– Киса, – продолжал Остап, – давайте и мы увековечимся.
Забьем Мике баки.
I have some chalk, by the way.
У меня, кстати, и мел есть!
Honestly, I'll go up and write
Ей-богу, полезу сейчас и напишу:
'Pussy and Ossy were here'."
«Киса и Ося здесь были».
And without giving it much thought, Ostap put down the supply of sausage on the wall separating the road from the seething depths of the Terek and began clambering up the rocks.
И Остап, недолго думая, сложил на парапет, ограждавший шоссе от кипучей бездны Терека, запасы любительской колбасы и стал подниматься на скалу.
At first Ippolit Matveyevich watched the smooth operator's ascent, but then lost interest and began to survey the base of Tamara's castle, which stood on a rock like a horse's tooth.
Ипполит Матвеевич сначала следил за подъемом великого комбинатора, но потом рассеялся и, обернувшись, принялся разглядывать фундамент замка Тамары,сохранившийся на скале, похожей на лошадиный зуб.
Just at this time, about a mile away from the concessionaires, Father Theodore entered the Daryal gorge from the direction of Tiflis.
В это время, в двух верстах от концессионеров, со стороны Тифлиса в Дарьяльское ущелье вошел отец Федор.
He marched along like a soldier with his eyes, as hard as diamonds, fixed ahead of him, supporting himself on a large crook.
Он шел мерным солдатским шагом, глядя только вперед себя твердыми алмазными глазами и опираясь на высокую клюку с загнутым концом, как библейский первосвященник.
With his last remaining money Father Theodore had reached Tiflis and was now walking home, subsisting on charity.
На последние деньги отец Федор доехал до Тифлиса и теперь шагал на родину пешком, питаясь доброхотными даяниями.
While crossing the Cross gap he had been bitten by an eagle.
При переходе через Крестовый перевал (2345 метров над уровнем моря) его укусил орел.
Father Theodore hit out at the insolent bird with his crook and continued on his way.
Отец Федор замахнулся на дерзкую птицу клюкою и пошел дальше.
As he went along, intermingling with the clouds, he muttered:
Он шел, запутавшись в облаках, и бормотал:
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 4 из 5 1