StudyEnglishWords

7#

Двенадцать стульев. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двенадцать стульев". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 387 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 298 из 302  ←предыдущая следующая→ ...

Conscious of the second-long pulses in his temple, Ippolit Matveyevich slowly rolled up his right sleeve above the elbow and bound a wafer-patterned towel around his bare arm; he stepped back to the door, took the razor out of his pocket, and gauging the position of the furniture in the room turned the switch.
Ипполит Матвеевич, ощущая секундные удары височного пульса, неторопливо подтянул правый рукав выше локтя, обмотал обнажившуюся руку вафельным полотенцем, отошел к двери, вынул из кармана бритву и, примерившись глазами к комнатным расстояниям, повернул выключатель.
The light went out, but the room was still lit by a bluish aquarium-like light from the street lamps.
Свет погас, но комната оказалась слегка освещенной голубоватым аквариумным светом уличного фонаря.
"So much the better," whispered Ippolit Matveyevich.
– Тем лучше, – прошептал Ипполит Матвеевич.
He approached the back of the chair and, drawing back his hand with the razor, plunged the blade slantways into Ostap's throat, pulled it out, and jumped backward towards the wall.
Он приблизился к изголовью и, далеко отставив руку с бритвой, изо всей силы косо всадил все лезвие сразу в горло Остапа.
Сейчас же выдернул бритву и отскочил к стене.
The smooth operator gave a gurgle like a kitchen sink sucking down the last water.
Великий комбинатор издал звук, какой производит кухонная раковина, всасывающая остатки воды.
Ippolit Matveyevich managed to avoid being splashed with blood.
Ипполиту Матвеевичу удалось не запачкаться в крови, которая полилась, как из лопнувшего пожарного шланга.
Wiping the wall with his jacket, he stole towards the blue door, and for a brief moment looked back at Ostap.
Воробьянинов, вытирая пиджаком каменную стену, прокрался к голубой двери и на секунду снова посмотрел на Остапа.
His body had arched twice and slumped against the backs of the chairs.
Тело его два раза выгнулось и завалилось к спинкам стульев.
The light from the street moved across a black puddle forming on the floor.
Уличный свет поплыл по большой черной луже, образовавшейся на полу.
What is that puddle? wondered Vorobyaninov.
Oh, yes, it's blood.
Comrade Bender is dead.
«Что это за лужа? – подумал Ипполит Матвеевич. – Да, да, кровь… Товарищ Бендер скончался».
He unwound the slightly stained towel, threw it aside, carefully put the razor on the floor, and left, closing the door quietly.
Воробьянинов размотал слегка измазанное полотенце, бросил его, потом осторожно положил бритву на пол и удалился, тихо прикрыв дверь.
Великий комбинатор умер на пороге счастья, которое он себе вообразил.
Finding himself in the street, Vorobyaninov scowled and, muttering
Очутившись на улице, Ипполит Матвеевич насупился и, бормоча:
"The jewels are all mine, not just six per cent," went off to Kalanchev Square.
«Бриллианты все мои, а вовсе не шесть процентов», – пошел на Каланчевскую площадь.
He stopped at the third window from the front entrance to the railway club.
У третьего окна от парадного подъезда железнодорожного клуба Ипполит Матвеевич остановился.
The mirrorlike windows of the new club shone pearl-grey in the approaching dawn.
Зеркальные окна нового здания жемчужно серели в свете подступавшего утра.
Through the damp air came the muffled voices of goods trains.
В сыром воздухе звучали глуховатые голоса маневровых паровозов.
Ippolit Matveyevich nimbly scrambled on to the ledge, pushed the frames, and silently dropped into the corridor.
Ипполит Матвеевич ловко вскарабкался на карниз, толкнул раму и бесшумно прыгнул в коридор.
Finding his way without difficulty through the grey pre-dawn halls of the club, he reached the chess-room and went over to the chair, bumping his head on a portrait of Lasker hanging on the wall.
Легко ориентируясь в серых предрассветных залах клуба, Ипполит Матвеевич проник в шахматный кабинет и, зацепив головой висевший на стенке портрет Эммануила Ласкера, подошел к стулу.
He was in no hurry.
Он не спешил.
There was no point in it.
Спешить ему было некуда.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 4 из 5 1