7#

Двенадцать стульев. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двенадцать стульев". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2620 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 91 из 302  ←предыдущая следующая→ ...

He was looking for the chief engineer in order to ask him a few questions on the subject of tramlines.
Корреспондент искал главного инженера, чтобы задать ему несколько вопросов на трамвайные темы.
Although the correspondent had already prepared in his mind the report on the opening, with a summary of the speeches, he conscientiously continued his search, his only complaint being the absence of a bar.
Хотя в голове корреспондента очерк об открытии трамвая, со включением конспекта еще не произнесенных речей, был уже готов, – корреспондент добросовестно продолжал изыскания, находя недостаток лишь в отсутствии буфета.
Наконец, московский гость нашел главного инженера.
Треухов, который ночь провел на работе и с утра еще ничего не ел, стоял, задрав курносое лицо, у вагона № 703.
Он следил за пробой бигеля.
Ему казалось, что пружина бигеля слаба.
На крыше вагона сидел старший монтер, переговариваясь с Треуховым.
– Вот этот? – спросил корреспондент, мотнув головой в сторону Треухова.
Узнав, что этот, корреспондент сейчас же попросил Треухова стать поближе к вагону и общелкал его со всех сторон.
Последнее фото получилось, вероятно, неудачным, потому что Треухов внезапно нырнул под вагон и стал там громко кричать, требуя у кого-то объяснений.
Корреспондент напал на техника.
Техник сконфузился и стал давать такие исчерпывающие объяснения, что корреспондент, желая окончить чрезмерно уснащенную техническими терминами беседу, сфотографировал техника и убежал к трибуне.
The crowds sang, yelled, and chewed sunflower seeds while waiting for the railway to be opened.
В толпе пели, кричали и грызли семечки, дожидаясь пуска трамвая.
The presidium of the province executive committee mounted the platform.
На трибуну поднялся президиум губисполкома.
The Prince of Denmark stammered out a few phrases to his fellow writer.
Принц Датский обменивался спотыкающимися фразами с собратом по перу.
Newsreel cameramen from Moscow were expected any moment.
Ждали приезда московских кинохроникеров.
"Comrades," said Gavrilin,
"I declare the official meeting to celebrate the opening of the Stargorod tramway open."
– Товарищи! – сказал Гаврилин. – Торжественный митинг по случаю открытия старгородского трамвая позвольте считать открытым!
The brass trumpets sprang into action, sighed, and played the International right through three times.
Медные трубы задвигались, вздохнули и три раза подряд сыграли
«Интернационал».
"Comrade Gavrilin will now give a report," cried Comrade Gavrilin.
– Слово для доклада предоставляется товарищу Гаврилину! – крикнул Гаврилин.
The Prince of Denmark (Flywheel) and the visitor from Moscow both wrote in their notebooks, without collusion:
Принц Датский – Маховик и московский гость, не сговариваясь, записали в свои записные книжки:
"The ceremony opened with a report by Comrade Gavrilin, Chairman of the Stargorod Communal Services.
«Торжественный митинг открылся докладом председателя Старкомхоза тов.
Гаврилина.
The crowd listened attentively."
Толпа обратилась в слух…»
The two correspondents were people of completely different types.
Оба корреспондента были людьми совершенно различными.
The Muscovite was young and single, while Flywheel was burdened with a large family and had passed his forties some time ago.
Московский гость был холост и юн.
Принц Маховик, обремененный большой семьей, давно перевалил за четвертый десяток.
One had lived in Moscow all his life, while the other had never been there.
Один всегда жил в Москве, другой никогда в Москве не был.
The Muscovite liked beer, while Flywheel never let anything but vodka pass his lips.
Москвич любил пиво, Маховик Датский, кроме водки, ничего в рот не брал.
Despite this difference in character, age, habits and upbringing, however, the impressions of both the journalists were cast in the same hackneyed, second-hand, dust-covered phrases.
Но эта разность в характерах, возрасте, привычках и воспитании ничему не мешала.
Впечатления у обоих журналистов отливались в одни и те же затертые, подержанные, вывалянные в пыли фразы.
Their pencils began scratching and another observation was recorded in the notebooks:
Карандаши их зачиркали, и в книжках появилась новая запись:
"On this day of festivity it is as though the streets of Stargorod have grown wider. . . ."
«В день праздника улицы Старгорода стали как будто шире…»
Gavrilin began his speech in a good and simple fashion.
Гаврилин начал свою речь хорошо и просто:
"Building a tramway is not like buying a donkey."
– Трамвай построить, – сказал он, – это не ешака купить.
A loud guffaw was suddenly heard from Ostap Bender in the crowd; he had appreciated the remark.
В толпе внезапно послышался громкий смех Остапа Бендера.
Он оценил эту фразу.
Все заржали.
Heartened by the response, Gavrilin, without knowing why himself, suddenly switched to the international situation.
Ободренный приемом, Гаврилин, сам не понимая почему, вдруг заговорил о международном положении.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 4 из 5 1