4#

Детство. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Детство". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 708 книг и 2041 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 108 из 238  ←предыдущая следующая→ ...

I used to climb on the roof of the shed, whence I could look across the yard; and in at the open window I could see the blue light of the spirit-lamp on the table, and his dark figure as he wrote something in a tattered notebook, with his spectacles gleaming with a bluish light, like ice.
The wizard-like employment of this man often kept me on the roof for hours together, with my curiosity excited to a tormenting pitch.
Я влезал на крышу сарая и через двор наблюдал за ним в открытое окно, видел синий огонь спиртовой лампы на столе, тёмную фигуру; видел, как он пишет что-то в растрёпанной тетради, очки его блестят холодно и синевато, как льдины; колдовская работа этого человека часами держала меня на крыше, мучительно разжигая любопытство.
Sometimes he stood at the window, as if he were framed in it, with his hands behind him, looking straight at the roof; but apparently he did not see me, a fact which gave me great offense.
Иногда он, стоя в окне, как в раме, спрятав руки за спину, смотрел прямо на крышу, но меня как будто не видел, и это очень обижало.
Suddenly he would start back to the table, and bending double, would begin to rummage about.
Вдруг отскакивал к столу и, согнувшись вдвое, рылся на нём.
I think that if he had been rich and better dressed I should have been afraid of him; but he was poor a dirty shirt collar could be seen above the collar of his coat, his trousers were soiled and patched, and the slippers on his bare feet were down-trodden and the poor are neither formidable nor dangerous.
I had unconsciously learned this from grandmother’s pitiful respect, and grandfather’s contempt for them.
Я думаю, что я боялся бы его, будь он богаче, лучше одет, но он был беден: над воротником его куртки торчал измятый, грязный ворот рубахи, штаны - в пятнах и заплатах, на босых ногах - стоптанные туфли.
Бедные - не страшны, не опасны, в этом меня незаметно убедило жалостное отношение к ним бабушки и презрительное - со стороны деда.
Nobody in the house liked
“Good-business.”
They all made fun of him.
The soldier’s lively wife nicknamed him
“Chalk-nose,” Uncle Peter used to call him
“The Apothecary” or
“The Wizard,” and grandfather described him as
“The Black Magician” or
“That Freemason.”
Никто в доме не любил Хорошее Дело; все говорили о нём посмеиваясь; весёлая жена военного звала его "меловой нос", дядя Пётр - аптекарем и колдуном, дед - чернокнижником, фармазоном.
скачать в HTML/PDF
share