4#

Детство. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Детство". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2620 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 116 из 238  ←предыдущая следующая→ ...

“Don’t you hang round him so much.
Do you hear?
God knows what sort of a man he is!”
- Ты, гляди, не очень вертись около него; бог его знает, какой он такой...
But I was attracted to him afresh.
А меня снова потянуло к нему.
I had seen how his face changed and fell when he said “terribly lonely”; there was something in those words which I well understood, and my heart was touched.
I went to find him.
Я видел, как изменилось, опрокинулось его лицо, когда он сказал "страшно один"; в этих словах было что-то понятное мне, тронувшее меня за сердце, и я пошёл за ним.
I looked, from the yard, into the window of his room; it was empty, and looked like a lumber-room into which had been hurriedly thrown all sorts of unwanted things as unwanted and as odd as its occupier.
Заглянул со двора в окно его комнаты,- она была пуста и похожа на чулан, куда наскоро, в беспорядке, брошены разные ненужные вещи,- такие же ненужные и странные, как их хозяин.
I went into the garden, and there I saw him by the pit.
He was bending over, with his hands behind his head, his elbows resting on his knees, and was seated uncomfortably on the end of a half — burnt plank.
The greater part of this plank was buried in the earth, but the end of it struck out, glistening like coal, above the top of the pit, which was grown over with nettles.
Я пошёл в сад и там, в яме, увидал его; согнувшись, закинув руки за голову, упираясь локтями в колени, он неудобно сидел на конце обгоревшего бревна; бревно было засыпано землёю, а конец его, лоснясь углем, торчал в воздухе над жухлой полынью, крапивой, лопухом.
The very fact of his being in such an uncomfortable place made me look upon this man in a still more favorable light.
И то, что ему было неудобно сидеть, ещё более располагало к этому человеку.
He did not notice me for some time; he was gazing beyond me with his half-blind, owl-like eyes, when he suddenly asked in a tone of vexation:
Он долго не замечал меня, глядя куда-то мимо, слепыми глазами филина, потом вдруг спросил как будто с досадой:
“Did you want me for anything?”
- За мной?
“No.”
- Нет.
“Why are you here then?”
- А что же?
“I couldn’t say.”
- Так.
He took off his glasses, polished them with his red and black spotted handkerchief, and said:
Он снял очки, протёр их платком в красных и черных пятнах и сказал:
“Well, climb up here.”
- Ну, полезай сюда!
When I was sitting beside him, he put his arm round my shoulders and pressed me to him.
Когда я сел рядом с ним, он крепко обнял меня за плечи.
“Sit down.
- Сиди...
Now let us sit still and be quiet.
Will that suit you?
Будем сидеть и молчать- ладно?
This is the same Are you obstinate?”
Вот это самое...
Ты упрямый?
“Yes.”
- Да.
“Good-business!”
- Хорошее дело!
We were silent a long time.
Молчали долго.
It was a quiet, mild evening, one of those melancholy evenings of late summer, when, in spite of the profusion of flowers, signs of decay are visible, and every hour brings impoverishment; when the earth, having already exhausted its luxuriant summer odors, smells of nothing but a chill dampness; when the air is curiously transparent, and the daws dart aimlessly to and fro against the red sky, arousing a feeling of unhappiness.
Вечер был тихий, кроткий, один из тех грустных вечеров бабьего лета, когда всё вокруг так цветисто и так заметно линяет, беднеет с каждым часом, а земля уже истощила все свои сытные, летние запахи, пахнет только холодной сыростью, воздух же странно прозрачен и в красноватом небе суетно мелькают галки, возбуждая невеселые мысли.
скачать в HTML/PDF
share