4#

Детство. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Детство". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 708 книг и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 125 из 238  ←предыдущая следующая→ ...

‘All right, I don’t mind, only I didn’t engage to work as a laborer, and it is not right that I should have to.’
Ладно; только, как мужика ни положь - всё не хорош!
Another time she ‘d say
В другое время она говорит:
‘Now, Petrushka, you must go fishing.’
"Тебе, Петрушка, рыбу ловить!"
It was all one to me whether I went fishing or not, but I preferred to say ‘good-by’ to the fish, thank you! and I came to the town as a drayman.
А для меня всё едино, я и рыбу...
Однако только я пристрастился - прощай рыба, спасибо; а мне - в город ехать, в извозчики, на оброк.
And here I am, and have never been anything else.
Ну, что ж, в извозчики, а - ещё как?
So far I have not done much good for myself by the change.
The only thing I possess is the horse, which reminds me of the Countess.”
А ещё уж ничего не поспели мы с барыней переменить, подошла воля и остался при лошади, теперь она у меня за графиню ходит.
This was an old horse, and was really white, but one day a drunken house painter had begun to paint it in various colors, and had never finished his job.
Была она старенькая, и точно её, белую, однажды начал красить разными красками пьяный маляр,- начал, да и не кончил.
Its legs were dislocated, and altogether it looked as if it were made of rags sewn together; the bony head, with its dim, sadly drooping eyes, was feebly attached to the carcass by swollen veins and old, worn-out skin.
Ноги у неё были вывихнуты, и вся она - из тряпок шита, костлявая голова с мутными глазами печально опущена, слабо пристёгнутая к туловищу вздутыми жилами и старой, вытертой кожей.
Uncle Peter waited upon the creature with much respect, and called it
“Tankoe.”
Дядя Пётр относился к ней почтительно, не бил и называл Танькой.
“Why do you call that animal by a Christian name?” asked grandfather one day.
Дед сказал ему однажды:
- Ты что это скота христианским именем зовёшь?
“Nothing of the kind, Vassili Vassilev, nothing of the kind in all respect I say it.
- Никак, Василь Васильев, никак, почтенный!
There is no such Christian name as Tanka but there is
‘Tatiana’!”
Христианского такого имени нет - Танька, а есть - Татиана!
Uncle Peter was educated and well-read, and he and grandfather used to quarrel as to which of the saints was the most holy; and sit in judgment, each more severely than the other, on the sinners of ancient times.
The sinner who was most hardly dealt with was Absalom.
Дядя Пётр тоже был грамотен и весьма начитан от Писания, они всегда спорили с дедом, кто из святых кого святее; осуждали, один другого строже, древних грешников; особенно же доставалось - Авессалому.
Sometimes the dispute took a purely grammatical form, grandfather saying that it ought to be “sogryeshiM0#z, bezzakonnovaM0w, nepravdava-khom” and Uncle Peter insisting that it was “sogry.”
Иногда споры принимали характер чисто грамматический, дедушка говорил: "согрешихом, беззаконновахом, неправдовахом", а дядя Пётр утверждал, что надо говорить "согрешиша, беззаконноваша, неправдоваша".
“I say it one way, and you say it another!” said grandfather angrily, turning livid.
Then he jeered:
“Vaska!
Skiska!”
- Ино дело - по-моему, ино - по-твоему! горячился дед, багровея, и дразнил: - ВашА, шишА!
скачать в HTML/PDF
share