4#

Детство. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Детство". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 708 книг и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 175 из 238  ←предыдущая следующая→ ...

The next day I woke up covered with red spots, and this was the beginning of smallpox.
На другой день я проснулся весь в красных пятнах, началась оспа.
They put me up in the back attic, and there I lay for a long time, blind, with my hands and feet tightly bandaged, living through horrible nightmares, in one of which I nearly died.
Меня поместили на заднем чердаке, и долго я лежал там слепой, крепко связанный по рукам и по ногам широкими бинтами, переживая дикие кошмары,- от одного из них я едва не погиб.
No one but grandmother came near me, and she fed me with a spoon as if I were a baby, and told me stories, a fresh one every time, from her endless store.
Ко мне ходила только бабушка кормить меня с ложки, как ребёнка, рассказывать бесконечные, всегда новые сказки.
One evening, when I was convalescent, and lay without bandages, except for my hands, which were tied up to prevent me from scratching my face, grandmother, for some reason or ‘other, had not come at her usual time, which alarmed me; and all of a sudden I saw her.
She was lying outside the door on the dusty floor of the attic, face downwards, with her arms outspread, and her neck half sawed through, like Uncle Peter’s; while from the corner, out of the dusty twilight, there moved slowly towards her a great cat, with its green eyes greedily open.
Однажды вечером, когда я уже выздоравливал и лежал развязанный,- только пальцы были забинтованы в рукавички, чтоб я не мог царапать лица,- бабушка почему-то запоздала прийти в обычное время, это вызвало у меня тревогу, и вдруг я увидал её: она лежала за дверью на пыльном помосте чердака, вниз лицом, раскинув руки, шея у неё была наполовину перерезана, как у дяди Петра, из угла, из пыльного сумрака к ней подвигалась большая кошка, жадно вытаращив зелёные глаза.
I sprang out of bed, bruising my legs and shoulders against the window-frame, and jumped down into the yard into a snowdrift.
Я вскочил с постели, вышиб ногами и плечами обе рамы окна и выкинулся на двор, в сугроб снега.
It happened to be an evening when mother had visitors, so no one heard the smashing of the glass, or the breaking of the window-frame, and I had to lie in the snow for some time.
В тот вечер у матери были гости, никто не слыхал, как я бил стёкла и ломал рамы, мне пришлось пролежать в снегу довольно долго.
I had broken no bones, but I had dislocated my shoulder and cut myself very much with the broken glass, and I had lost the use of my legs, and for three months I lay utterly unable to move.
I lay still and listened, and thought how noisy the house had become, how often they banged the doors downstairs, and what a lot of people seemed to be coming and going.
Я ничего не сломал себе, только вывихнул руку из плеча да сильно изрезался стёклами, но у меня отнялись ноги, и месяца три я лежал, совершенно не владея ими; лежал и слушал, как всё более шумно живёт дом, как часто там, внизу, хлопают двери, как много ходит людей.
Heavy snowstorms swept over the roof; the wind came and went resoundingly outside the door, sang a funereal song down the chimney, and set the dampers rattling; by day the rooks cawed, and in the quiet night the doleful howling of wolves reached my ears such was the music under whose influence my heart developed.
Шаркали по крыше тоскливые вьюги, за дверью на чердаке гулял-гудел ветер, похоронно пело в трубе, дребезжали вьюшки, днём каркали вороны, тихими ночами с поля доносился заунывный вой волков,- под эту музыку и росло сердце.
скачать в HTML/PDF
share