4#

Детство. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Детство". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 708 книг и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 223 из 238  ←предыдущая следующая→ ...

Theft was not counted as a crime in our village; it had become a custom, and was practically the only means the half-starved natives had of getting a livelihood.
Воровство в слободе не считалось грехом, являясь обычаем и почти единственным средством к жизни для полуголодных мещан.
Fairs lasting a month and a half would not keep them for a whole year, and many respectable householders “did a little work on the river” catching logs and planks which were borne along by the tide, and carrying them off separately or in small loads at a time; but the chief form this occupation took was that of thefts from barges, or in a general prowling up and down the Volga or Oka on the lookout for anything which was not properly secured.
Полтора месяца ярмарки не могли накормить на весь год, и очень много почтенных домохозяев "прирабатывали на реке" - ловили дрова и брёвна, унесённые половодьем, перевозили на дощаниках мелкий груз, но главным образом занимались воровством с барж и вообще - "мартышничали" на Волге и Оке, хватая всё, что было плохо положено.
The grown-up people used to boast on Sundays of their successes, and the youngsters listened and learned.
По праздникам большие хвастались удачами своими, маленькие слушали и учились.
In the springtime, during the spell of heat before the fair, when the village streets were full of drunken workmen, cabmen, and all classes of working folk, the village children used to rummage in their pockets.
This was looked upon as legitimate business, and they carried it on under the very eyes of their elders.
Весною, в горячее время перед ярмаркой, по вечерам улицы слободы были обильно засеяны упившимися мастеровыми, извозчиками и всяким рабочим людом,- слободские ребятишки всегда ошаривали их карманы, это был промысел узаконенный, им занимались безбоязненно, на глазах старших.
They stole his tools from the carpenter, the keys from the heedless cabman, the harness from the dray-horse, and the iron from the axles of the cart.
But our little band did not engage in that sort of thing.
Tchurka announced one day in a tone of decision:
Воровали инструмент у плотников, гаечные ключи у легковых извозчиков, а у ломовых - шкворни, железные подоски из тележных осей,- наша компания этими делами не занималась; Чурка однажды решительно заявил:
“I am. not going to steal.
Mamka does not allow it.”
- Я воровать не буду, мне мамка не велит.
“And I am afraid to,” said Khabi.
- А я - боюсь! - сказал Хаби.
Kostrom was possessed by an intense dislike for the little thieves; he pronounced the word “thieves” with peculiar force, and when he saw strange children picking the pockets of tipsy men he drove them away, and if he happened to catch one of them he gave him a good beating.
У Костромы было чувство брезгливости к воришкам, слово - вор он произносил особенно сильно и, когда видел, что чужие ребята обирают пьяных,- разгонял их, если же удавалось поймать мальчика - жестоко бил его.
This large-eyed, unhappy-looking boy imagined himself to be grown-up; he walked with a peculiar gait, sideways, just like a porter, and tried to speak in a thick, gruff voice, and was very reserved and self-possessed, like an old man.
Этот большеглазый, невесёлый мальчик воображал себя взрослым, он ходил особенной походкой, вперевалку, точно крючник, старался говорить густым, грубым голосом, весь он был какоё-то тугой, надуманный, старый.
скачать в HTML/PDF
share