4#

Детство. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Детство". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 704 книги и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 230 из 238  ←предыдущая следующая→ ...

Ach! thieves . . .
God give us rest!”
Ах, воры, не дай господь бессонницу!
Vyakhir said to him:
Вяхирь говорил ему:
“We are not thieves at all.”
- Мы вовсе не воры!
“Well little thieves then.”
- Ну, ин воришки...
If Yaz’s father became too tiresome, Tchurka cried angrily:
Если Язёв отец надоедал нам,- Чурка сердито окрикивал его:
“Be quiet, you trashy peasant!”
- Отстань, Дрянной Мужик!
Vyakhir, Tchurka and I could not bear to hear the man counting up the number of houses which contained people in ill-health, or trying to guess how many of the villagers would die soon; he spoke so calculatingly and pitilessly, and seeing that what he said was objectionable to us, he purposely teased and tormented us:
Мне, Вяхирю и Чурке очень не нравилось, когда этот человек начинал перечислять, в каком доме есть хворые, кто из слобожан скоро умрёт,- он говорил об этом смачно и безжалостно, а видя, что нам неприятны его речи,нарочно дразнил и подзуживал нас:
“Oh, so you are afraid, young masters’?
- Ага-а, боитесь, шишиги?
Well, well!
То-то!
And before long a certain stout person will die ekh!
And long may he rot in his grave!”
А вот скоро один толстый помрёт,- эх, и долго ему гнить!
We tried to stop him, but he would not leave off.
Его останавливали,- он не унимался:
“And, you know, you’ve got to die too; you can’t live long in this cesspool!”
- А ведь и вам надо умирать, не помойных-то ямах недолго проживёте!
“Well,” said Vyakhir, “that’s all right; and when we die they will make angels of us.”
- Ну, так и умрём,- говорил Вяхирь,- нас в ангелы возьмут...
“Yo u?” exclaimed Yaz’s father, catching his breath in amazement.
“You?
- Ва-вас? - задыхался от изумления Язёв отец.- Это - вас?
Angels?”
В ангели?
He chuckled, and then began to tease us again by telling us disgusting stories about dead people.
Хохотал и снова дразнил, рассказывая о покойниках разные пакости.
But sometimes this man began to talk in a murmur, lowering his voice strangely:
Но иногда этот человек вдруг начинал говорить журчащим, пониженным голосом что-то странное:
“Listen, children . . . wait a bit!
- Слушайте-ка, ребятишки, погодите!
The day before yesterday they buried a female . . . and I knew her history, children. . . .
What do you think the woman was?”
Вот третьево дни захоронили одну бабу, узнал я, ребятёнки, про неё историю - что же это за баба?
He often spoke about women, and always obscenely; yet there was something appealing and plaintive about his stories he invited us to share his thoughts, as it were and we listened to him attentively.
Он очень часто говорил про женщин и всегда - грязно, но было в его рассказах что-то спрашивающее, жалобное, он как бы приглашал нас думать с ним, и мы слушали его внимательно.
He spoke in an ignorant and unintelligent manner, frequently interrupting his speech by questions; but his stories always left some disturbing splinters or fragments in one’s memory.
Говорил он неумело, бестолково, часто перебивая свою речь вопросами, но от его рассказов оставались в памяти какие-то беспокоящие осколки и обломки:
“They ask her:
- Спрашивают её:
‘Who set the place on fire?’
"Кто поджёг?" -
‘I did!’
"Я подожгла!" -
‘How can that be, foolish woman, when you were not at home that night, but lying ill in the hospital?’
"Как так, дура?
Тебя дома не было в ту ночь, ты в больнице лежала!" -
‘I set the place on fire.’
"Я подожгла!"
That ‘s the way she kept on. . . .
Why?
Это она зачем же?
скачать в HTML/PDF
share