4#

Детство. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Детство". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 708 книг и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 237 из 238  ←предыдущая следующая→ ...

Rising from the chair she slowly made her way towards her own corner, lay down on the bed, and wiped her perspiring face with a handkerchief.
Встав со стула, она медленно передвинулась в свой угол, легла на постель и стала вытирать платком вспотевшее лицо.
Her hands moved uncertainly; twice she missed her face and touched the pillow instead.
Рука её двигалась неверно, дважды упала мимо лица на подушку и провела платком по ней.
“Give me some water. . . . ”
- Дай воды...
I scooped some water out of a pail with a cup, and lifting her head with difficulty, she drank a little.
Then she pushed my hand away with her cold hand, and drew a deep breath.
Я зачерпнул из ведра чашкой, она, с трудом приподняв голову, отхлебнула немножко и отвела руку мою холодной рукою, сильно вздохнув.
Then after looking at the corner where the icon was, she turned her eyes on me, moved her lips as if she were smiling, and slowly let her long lashes droop over her eyes.
Потом взглянула в угол на иконы, перевела глаза на меня, пошевелила губами, словно усмехнувшись, и медленно опустила на глаза длинные ресницы.
Her elbows were pressed closely against her sides, and her hands, on which the fingers were weakly twitching, crept about her chest, moving towards her throat.
Локти её плотно прижались к бокам, а руки, слабо шевеля пальцами, ползли на грудь, подвигаясь к горлу.
A shadow fell upon her face, invading every part of it, staining the skin yellow, sharpening the nose.
По лицу её плыла тень, уходя в глубь лица, натягивая жёлтую кожу, заострив нос.
Her mouth was open as if she were amazed at something, but her breathing was not audible.
Удивлённо открывался рот, но дыхания не было слышно.
I stood, for how long I do not know, by my mother’s bedside, with the cup in my hand, watching her face grow frozen and gray.
Неизмеримо долго стоял я с чашкой в руке у постели матери, глядя, как застывает, сереет её лицо.
When grandfather came in I said to him:
Вошёл дед, я сказал ему:
“Mother is dead.”
- Умерла мать...
He glanced at the bed.
Он заглянул на постель.
“Why are you telling lies?”
- Что врёшь?
He went to the stove and took out the pie, rattling the dampers deafeningly.
Ушёл к печи и стал вынимать пирог, оглушительно гремя заслоном и противнем.
I looked at him, knowing that mother was dead, and waiting for him to find it out.
Я смотрел на него, зная, что мать умерла, ожидая, когда он поймёт это.
My stepfather came in dressed in a sailor’s pea-jacket, with a white cap.
Пришёл вотчим в парусиновом пиджаке, в белой фуражке.
He noiselessly picked up a chair and took it over to mother’s bed, when suddenly he let it fall with a crash to the floor and cried in a loud voice, like a trumpet:
Бесшумно взял стул, понёс его к постели матери и вдруг, ударив стулом о пол, крикнул громко, как медная труба:
“Yes she is dead!
Look!”
- Да она умерла, смотрите...
Grandfather, with wide-open eyes, softly moved away from the stove with the damper in his hand, stumbling like a blind man.
Дед, вытаращив глаза, тихонько двигался от печи с заслоном в руке, спотыкаясь, как слепой.
Когда гроб матери засыпали сухим песком и бабушка, как слепая, пошла куда-то среди могил, она наткнулась на крест и разбила себе лицо.
Язёв отец отвёл её в сторожку, и, пока она умывалась, он тихонько говорил мне утешительные слова:
- Ах ты,- не дай бог бессонницу, чего ты, а?
Уж это - такое дело...
Верно я говорю, бабушка?
И богату и просту - всем дорога к погосту,- так ли, бабушка?
Взглянув в окно, он вдруг выскочил из сторожки. но тотчас же вернулся вместе с Вяхирем, сияющий, весёлый.
- Ты гляди-ко,- сказал он, протягивая мне сломанную шпору,- гляди, какая вещь!
Это мы с Вяхирем тебе дарим.
Гляди - колёсико, а?
Не иначе казак носил да потерял...
Я хотел купить у Вяхиря штучку эту, семишник давал...
- Что ты врёшь! - тихо, но сердито сказал Вяхирь, а Язёв отец, прыгая предо мною, подмигивал на него и говорил:
- Вяхирь-то, а?
Строгий!
Ну - не я, он дарит это тебе, он...
Бабушка умылась, закутала платком вспухшее, синее лицо и позвала меня домой,- я отказался, зная, что там, на поминках, будут пить водку и, наверное, поссорятся.
Дядя Михаил ещё в церкви вздыхал, говоря Якову:
- Выпьем сегодня, а?
Вяхирь старался рассмешить меня: нацепил шпору на подбородок и доставал репеёк языком, а Язёв отец нарочито громко хохотал, вскрикивая:
- Гляди, ты гляди, чего он делает!
- Но видя, что всё это не веселит меня, он сказал серьёзно: - Ну - буде, очнись-ка!
Все умрём, даже птица умирает.
Вот что: я те материну могилу дёрном обложу - хошь?
Вот сейчас пойдём в поле,- ты, Вяхирь, я; Санька мой с нами; нарежем дёрна и так устроим могилу - лучше нельзя!
Мне понравилось это, и мы пошли в поле.
скачать в HTML/PDF
share