4#

Детство. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Детство". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 708 книг и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 73 из 238  ←предыдущая следующая→ ...

“You like stories, but you don’t care for the Psalms!”
- Побасенки любишь, а Псалтырь не любишь...
I rather suspected that he, too, liked stories better than the Psalter, which he knew almost by heart, for he had made a vow to read it through every night before going to bed, which he did in a sort of chant, just as the deacons recite the breviary in church.
Но я подозревал, что он и сам любит побасенки больше Псалтыря; он знал его почти весь на память, прочитывая, по обету, каждый вечер, перед сном, кафизму вслух и так, как дьячки в церкви читают часослов.
At my earnest entreaty, the old man, who was growing softer every day, gave in to me.
Я усердно просил его, и старик, становясь все мягче, уступал мне.
“Very well, then!
- Ну, ин ладно!
You will always have the Psalter with you, but God will be calling me to judgment before long.”
Псалтырь навсегда с тобой останется, а мне скоро к богу на суд идти...
So, reclining against the upholstered back of the old armchair, throwing back his head and gazing at the ceiling, he quietly and thoughtfully began telling me about old times, and about his father.
Once robbers had come to Balakhana, to rob Zaev, the merchant, and grandfather’s father rushed to the belfry to sound the alarm; but the robbers came up after him, felled him with their swords, and threw him down from the tower.
Отвалившись на вышитую шерстями спинку старинного кресла и всё плотнее прижимаясь к ней, вскинув голову, глядя в потолок, он тихо и задумчиво рассказывал про старину, про своего отца: однажды приехали в Балахну разбойники грабить купца Заева, дедов отец бросился на колокольню бить набат, а разбойники настигли его, порубили саблями и сбросили вниз из-под колоколов.
“But I was an infant at the time, so of course I do not remember anything about the affair.
The first person I remember is a Frenchman; that was when I was twelve years old exactly twelve.
- Я о ту пору мал ребенок был, дела этого не видел, не помню; помнить себя я начал от француза, в двенадцатом году, мне как раз двенадцать лет минуло.
Three batches of prisoners were driven into Balakhana all small, wizened people; some of them dressed worse than beggars, and others so cold that they could hardly stand by themselves.
Пригнали тогда в Балахну нашу десятка три пленников; все народ сухонькой, мелкой; одеты кто в чем, хуже нищей братии, дрожат, а которые и поморожены, стоять не в силе.
The peasants would have beaten them to death, but the escort prevented that and drove them away; and there was no more trouble after that.
Мужики хотели было насмерть перебить их, да конвой не дал. гарнизонные вступились,- разогнали мужиков по дворам.
We got used to the Frenchmen, who showed themselves to be skilful and sagacious; merry enough too . . . sometimes they sang songs.
А после ничего, привыкли все; французы эти - народ ловкой, догадливый; довольно даже весёлые - песни, бывало, поют.
Gentlemen used to come out from Nijni in troikas to examine the prisoners; some of them abused the Frenchmen and shook their fists at them, and even went so far as to strike them, while others spoke kindly to them in their own tongue, gave them money, and showed them great cordiality.
Из Нижнего баре приезжали на тройках глядеть пленных; приедут и одни ругают, кулаками французам грозят, бивали даже; другие - разговаривают мило на ихнем языке, денег дают и всякой хурды-мурды теплой.
One old gentleman covered his face with his hands and wept, and said that that villain Bonaparte had ruined the French.
А один барин-старичок закрыл лицо руками и заплакал: вконец - говорит - погубил француза злодей Бонапарт!
скачать в HTML/PDF
share