4#

Детство. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Детство". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 704 книги и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 76 из 238  ←предыдущая следующая→ ...

He began to teach me his language, but my mother forbade it, and even went so far as to send me to the priest, who prescribed a beating for me, and went himself to make a complaint to the officer.
Стал было он своим словам учить меня, да мать запретила, даже к попу водила меня, а поп высечь велел и на офицера жаловался.
In those days, my lad, we were treated very harshly.
You have not experienced anything like it yet. . . .
What you have had to put up with is nothing to it, and don’t you forget it! . . .
Тогда, брат, жили строго, тебе уж этого не испытать, за тебя другими обиды испытаны, и ты это запомни!
Take my own case, for example. . . .
I had to go through so much ”
Вот я, примерно, я такое испытал...
Darkness began to fall.
Стемнело.
Grandfather seemed to grow curiously large in the twilight, and his eyes gleamed like those of a cat.
В сумраке дед странно увеличился; глаза его светятся, точно у кота.
On most subjects he spoke quietly, carefully, and thoughtfully, but when he talked about himself his words came quickly and his tone was passionate and boastful, and I did not like to hear him; nor did I relish his frequent and peremptory command:
Обо всем он говорит негромко, осторожно, задумчиво, а про себя горячо, быстро и хвалебно.
Мне не нравится, когда он говорит о себе, не нравятся его постоянные приказы:
“Remember what I am telling you now!
- Запомни!
Take care you don’t forget this!”
Ты это запомни!
He told me of many things which I had no desire to remember, but which, without any command from him, I involuntarily retained in my memory, to cause me a morbid sickness of heart.
Многое из того, что он рассказывал, не хотелось помнить, но оно и без приказаний деда насильно вторгалось в память болезненной занозой.
He never told fictitious stories, but always related events which had really happened; and I also noticed that he hated to be questioned, which prompted me to ask persistently:
Он никогда не рассказывал сказок, а всё только бывалое, и я заметил, что он не любит вопросов; поэтому я настойчиво расспрашивал его:
“Who are the best the French or the Russians?”
- А кто лучше: французы или русские?
“How can I tell?
- Ну, как это знать?
I never saw a Frenchman at home,” he growled angrily.
Я ведь не видал, каково французы у себя дома живут,- сердито ворчит он и добавляет:
“A Pole cat is all right in its own hole,” he added.
- В своей норе и хорёк хорош...
“But are the Russians good?”
- А русские хорошие?
“In many respects they are, but they were better when the landlords ruled.
- Со всячинкой.
При помещиках лучше были; кованый был народ.
We are all at sixes and sevens now; people can’t even get a living.
А теперь вот все на воле - ни хлеба, ни соли!
The gentlefolk, of course, are to blame, because they have more intelligence to back them up; but that can’t be said of all of them, but only of a few good ones who have already been proved.
Баре, конечно, немилостивы, зато у них разума больше накоплено; не про всех это скажешь, но коли барин хорош, так уж залюбуешься!
скачать в HTML/PDF
share