StudyEnglishWords

5#

Джон Картер. Дочь тысячи джеддаков. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Джон Картер. Дочь тысячи джеддаков". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 108 из 184  ←предыдущая следующая→ ...

He had all the cold, hard, cruel, terrible features of the green warriors, but accentuated and debased by the animal passions to which he had given himself over for many years.
У него были холодные, грубые, жестокие черты зеленого воина, но к ним присоединялся отпечаток низменных животных страстей, которым он много лет предавался.
There was not a mark of dignity or pride upon his bestial countenance, while his enormous bulk spread itself out upon the platform where he squatted like some huge devil fish, his six limbs accentuating the similarity in a horrible and startling manner.
В его скотской внешности не было и следа достоинства и чести: его чудовищное тело распласталось на платформе, он скорчился на ней, подобно какой-то громадной безобразной рыбе, в то время, как шесть конечностей дрожали и мерно ударяли по платформе с ужасным ошеломляющим однообразием.
But the sight that froze me with apprehension was that of Dejah Thoris and Sola standing there before him, and the fiendish leer of him as he let his great protruding eyes gloat upon the lines of her beautiful figure.
Но зрелище, которое меня оледенило ужасом, были Дея Торис и Сола, стоящие перед ним; что-то дьявольское сверкало в его глазах, когда он жадно устремил свои большие выпуклые глаза на линии прекрасной фигуры Деи Торис.
She was speaking, but I could not hear what she said, nor could I make out the low grumbling of his reply.
Она что-то говорила, но я не мог расслышать ее слов, также как не мог понять и его ответа, который он пробормотал грубым голосом.
She stood there erect before him, her head high held, and even at the distance I was from them I could read the scorn and disgust upon her face as she let her haughty glance rest without sign of fear upon him.
Она стояла выпрямившись перед ним, ее голова была гордо поднята и, даже на том расстоянии, на каком я находился от них, можно было прочесть на ее лице презрение и отвращение, с которыми она устремила на него свой надменный взгляд, оставаясь все время спокойной, не обнаруживая ни признака страха.
She was indeed the proud daughter of a thousand jeddaks, every inch of her dear, precious little body; so small, so frail beside the towering warriors around her, but in her majesty dwarfing them into insignificance; she was the mightiest figure among them and I verily believe that they felt it.
Она действительно была достойной дочерью тысячи джеддаков, каждым дюймом своего изящного, небольшого тела.
Она была такой тонкой, такой хрупкой среди толпы воинов, окружавших ее, но ее миниатюрность скрадывалась величием, которое в ней было.
Она казалась среди них самым высоким, самым сильным существом, и я уверен, что они это чувствовали.
Presently Tal Hajus made a sign that the chamber be cleared, and that the prisoners be left alone before him.
В это время Тал Хаджус сделал знак, чтобы комнату очистили и чтобы пленники остались одни перед ним.
Slowly the chieftains, the warriors and the women melted away into the shadows of the surrounding chambers, and Dejah Thoris and Sola stood alone before the jeddak of the Tharks.
Вожди, воины, женщины медленно исчезли в тени окружающих комнат, и Дея Торис и Сола остались одни перед джеддаком тарков.
One chieftain alone had hesitated before departing; I saw him standing in the shadows of a mighty column, his fingers nervously toying with the hilt of his great-sword and his cruel eyes bent in implacable hatred upon Tal Hajus.
Только один вождь колебался перед тем, как выйти; я видел, как он стоял один, в тени большой колонны, его пальцы нервно играли рукояткой его меча, а жестокие глаза с неукротимой ненавистью устремились на Тала Хаджуса.
It was Tars Tarkas, and I could read his thoughts as they were an open book for the undisguised loathing upon his face.
Это был Тарс Таркас, и я мог прочесть его мысли, как в открытой книге - по непритворному отвращению, видневшемуся на его лице.
He was thinking of that other woman who, forty years ago, had stood before this beast, and could I have spoken a word into his ear at that moment the reign of Tal Hajus would have been over; but finally he also strode from the room, not knowing that he left his own daughter at the mercy of the creature he most loathed.
Он думал о другой женщине, которая сорок лет тому назад стояла перед этими дверями.
Сумей я сказать одно слово ему на ухо в этот момент - и с царствованием Тала Хаджуса было бы покончено; но, в конце концов, он удалился из комнаты, не зная, что оставляет свою собственную дочь на милость самого ненавистного для него существа.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 5 из 5 1