StudyEnglishWords

5#

Джон Картер. Дочь тысячи джеддаков. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Джон Картер. Дочь тысячи джеддаков". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 389 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 95 из 184  ←предыдущая следующая→ ...

"As we neared the city's southern extremity a sound came to us from across the mossy flat, from the direction of the only pass through the hills which led to the gates, the pass by which caravans from either north or south or east or west would enter the city.
- Когда мы приблизились к южной окраине города, мы услышали шум со стороны единственного прохода, который ведет через дальние холмы, и которым пользуются отряды, идущие с юга, с севера, с востока, с запада.
The sounds we heard were the squealing of thoats and the grumbling of zitidars, with the occasional clank of arms which announced the approach of a body of warriors.
Шум, который долетел до нас, были крики тотов и рев зитидаров, к ним примешивались бряцание оружия, сопровождающее тело убитого воина.
The thought uppermost in her mind was that it was my father returned from his expedition, but the cunning of the Thark held her from headlong and precipitate flight to greet him.
Первой мыслью моей матери было, что это отец возвращается из своей экспедиции, но она знала тарков, и это удержало ее от того, чтобы побежать очертя голову ему навстречу.
"Retreating into the shadows of a doorway she awaited the coming of the cavalcade which shortly entered the avenue, breaking its formation and thronging the thoroughfare from wall to wall.
Спрятавшись в тени арки, она ждала, чтобы кавалькада поравнялась с ней.
As the head of the procession passed us the lesser moon swung clear of the overhanging roofs and lit up the scene with all the brilliancy of her wondrous light.
Когда передняя часть процессии проходила мимо нас, меньшая луна осветила своим волшебным светом всю картину.
My mother shrank further back into the friendly shadows, and from her hiding place saw that the expedition was not that of my father, but the returning caravan bearing the young Tharks.
Моя мать еще дальше ушла в дружественную тень, и со своего наблюдательного поста увидела, что экспедиция эта была не той, с которой отправился мой отец, а что это везли из инкубатора юных тарков.
Instantly her plan was formed, and as a great chariot swung close to our hiding place she slipped stealthily in upon the trailing tailboard, crouching low in the shadow of the high side, straining me to her bosom in a frenzy of love.
В мгновение ока план ее был готов, а когда большая повозка поравнялась с нашим убежищем, она побежала рядом с ней, прячась в ее тени и страстно прижимая меня к своей груди.
"She knew, what I did not, that never again after that night would she hold me to her breast, nor was it likely we would ever look upon each other's face again.
- Она знала то, чего я не знала: что никогда уже ей не суждено больше ни обнять, ни увидеть меня.
In the confusion of the plaza she mixed me with the other children, whose guardians during the journey were now free to relinquish their responsibility.
Когда на большой площади началась сутолока, она толкнула меня в толпу других детей, чьи стражи были рады, что настало мгновение, когда они могут снять с себя ответственность, лежавшую на них во время пути.
We were herded together into a great room, fed by women who had not accompanied the expedition, and the next day we were parceled out among the retinues of the chieftains.
Нас ввели в большую комнату, где нас приняли женщины, никогда до сих пор не видевшие и не сопровождавшие экспедицию, а на следующий день нас распределили по свитам отдельных вождей.
"I never saw my mother after that night.
- Я никогда уже больше не видела моей матери.
She was imprisoned by Tal Hajus, and every effort, including the most horrible and shameful torture, was brought to bear upon her to wring from her lips the name of my father; but she remained steadfast and loyal, dying at last amidst the laughter of Tal Hajus and his chieftains during some awful torture she was undergoing.
Тал Хаджус заключил ее в темницу и самыми ужасными и позорными пытками пытался исторгнуть из ее уст имя моего отца, но она осталась тверда до самого конца и умерла под смех Тала Хаджуса и других вождей во время одной из пыток, которым ее подвергли.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 5 из 5 1