6#

Жизнь и приключения Николаса Никльби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Жизнь и приключения Николаса Никльби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2260 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 108 из 946  ←предыдущая следующая→ ...

‘And a very good way it is, too,’ said Squeers.
— И это очень хороший метод, — заметил Сквирс. 
‘Now, just take them fourteen little boys and hear them some reading, because, you know, you must begin to be useful.
— А теперь возьмите-ка этих четырнадцать мальчишек и послушайте, как они читают, потому что вам, знаете ли, пора приносить пользу.
Idling about here won’t do.’
Бездельничать здесь не годится.
Mr. Squeers said this, as if it had suddenly occurred to him, either that he must not say too much to his assistant, or that his assistant did not say enough to him in praise of the establishment.
Мистер Сквирс произнес эти слова так, будто ему внезапно пришло в голову, что он не должен разговаривать слишком много со своим помощником или что его помощник сказал слишком мало в похвалу учреждению.
The children were arranged in a semicircle round the new master, and he was soon listening to their dull, drawling, hesitating recital of those stories of engrossing interest which are to be found in the more antiquated spelling-books.
Дети расположились полукругом перед новым учителем, и вскоре он уже слушал их монотонное, тягучее, неуверенное чтение тех захватывающе интересных рассказов, какие можно найти в наиболее древних букварях.
In this exciting occupation, the morning lagged heavily on.
В таких увлекательных занятиях медленно проходило утро.
At one o’clock, the boys, having previously had their appetites thoroughly taken away by stir-about and potatoes, sat down in the kitchen to some hard salt beef, of which Nicholas was graciously permitted to take his portion to his own solitary desk, to eat it there in peace.
В час дня мальчики, которым предварительно отбили аппетит кашей и картофелем, получили в кухне жесткую солонину, а Николасу было весьма милостиво разрешено отнести его порцию к его собственной кафедре и там съесть ее с миром.
After this, there was another hour of crouching in the schoolroom and shivering with cold, and then school began again.
После этого еще час дрожали в классе от холода, а затем снова приступили к учению.
It was Mr. Squeer’s custom to call the boys together, and make a sort of report, after every half-yearly visit to the metropolis, regarding the relations and friends he had seen, the news he had heard, the letters he had brought down, the bills which had been paid, the accounts which had been left unpaid, and so forth.
После каждой поездки в столицу, совершаемой раз в полугодие, мистер Сквирс имел обыкновение собирать всех питомцев и делать своего рода отчет касательно родственников и друзей, им виденных, новостей, им слышанных, писем, им привезенных, векселей, по которым было уплачено, счетов, которые остались неоплаченными, и так далее.
This solemn proceeding always took place in the afternoon of the day succeeding his return; perhaps, because the boys acquired strength of mind from the suspense of the morning, or, possibly, because Mr. Squeers himself acquired greater sternness and inflexibility from certain warm potations in which he was wont to indulge after his early dinner.
Эта торжественная процедура всегда происходила в середине следующего дня после его приезда — быть может, потому, что мальчики после напряженного утреннего ожидания обретали, наконец, силу духа, а быть может, потому, что сам мистер Сквирс черпал силу и непреклонность из горячительных напитков, которыми обычно услаждался после своего раннего обеда.
Be this as it may, the boys were recalled from house-window, garden, stable, and cow-yard, and the school were assembled in full conclave, when Mr. Squeers, with a small bundle of papers in his hand, and Mrs. S. following with a pair of canes, entered the room and proclaimed silence.
Как бы там ни было, учеников отозвали от окна, из сада, конюшни и коровника, и они оказались в полном составе, когда мистер Сквирс с небольшой пачкой бумаг в руке и с двумя палками вошел в комнату и потребовал тишину, а вслед за ним вошла миссис Сквирс.
скачать в HTML/PDF
share