6#

Жизнь и приключения Николаса Никльби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Жизнь и приключения Николаса Никльби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2260 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 114 из 946  ←предыдущая следующая→ ...

‘I am used to it.’
Я привык.
There was such an obvious fear of giving offence in his manner, and he was such a timid, broken-spirited creature, that Nicholas could not help exclaiming,
Столько было в звуке его голоса нескрываемой боязни рассердить кого-нибудь, и был он таким робким, запуганным созданием, что Николас невольно воскликнул:
‘Poor fellow!’
— Бедняга!
If he had struck the drudge, he would have slunk away without a word.
Если бы он ударил несчастного раба, тот скрылся бы, не говоря ни слова.
But, now, he burst into tears.
Но тут он расплакался.
‘Oh dear, oh dear!’ he cried, covering his face with his cracked and horny hands.
— Ах, боже мой, боже мой! — воскликнул он, закрывая лицо потрескавшимися, мозолистыми руками. 
‘My heart will break.
It will, it will.’
— Сердце у меня разорвется… Да, разорвется!
‘Hush!’ said Nicholas, laying his hand upon his shoulder.
— Тише, — сказал Николас, положив руку ему на плечо. 
‘Be a man; you are nearly one by years, God help you.’
— Будьте мужчиной.
Ведь по годам вы уже почти взрослый мужчина.
‘By years!’ cried Smike.
— По годам! — вскричал Смайк. 
‘Oh dear, dear, how many of them!
— О боже, боже, сколько их прошло!
How many of them since I was a little child, younger than any that are here now!
Сколько их прошло с тех пор, как я был ребенком — моложе любого из тех, кто сейчас здесь!
Where are they all!’
Где они все?
‘Whom do you speak of?’ inquired Nicholas, wishing to rouse the poor half-witted creature to reason.
— О ком вы говорите? — осведомился Николас, желая пробудить разум в бедном полупомешанном создании. 
‘Tell me.’
— Скажите мне.
‘My friends,’ he replied, ‘myself—my—oh! what sufferings mine have been!’
— Мои друзья, — ответил он, — я сам… мои… О!
Как я страдал!
‘There is always hope,’ said Nicholas; he knew not what to say.
— Всегда остается надежда, — сказал Николас.
Он не знал, что сказать.
‘No,’ rejoined the other, ‘no; none for me.
— Нет! — возразил тот. 
— Нет!
Для меня — никакой.
Do you remember the boy that died here?’
Помните того мальчика, который умер здесь?
‘I was not here, you know,’ said Nicholas gently; ‘but what of him?’
— Вы знаете, меня здесь не было, — мягко ответил Николас. 
— Но что вы хотите сказать о нем?
‘Why,’ replied the youth, drawing closer to his questioner’s side,
— Да как же! — продолжал юноша, придвигаясь ближе к тому, кто его спрашивал. 
‘I was with him at night, and when it was all silent he cried no more for friends he wished to come and sit with him, but began to see faces round his bed that came from home; he said they smiled, and talked to him; and he died at last lifting his head to kiss them.
— Я был ночью около него, и, когда все стихло, он перестал кричать, чтобы его друзья пришли и посидели с ним, но ему стали мерещиться лица вокруг его постели, явившиеся из родного дома.
Он говорил — они улыбаются и беседуют с ним, и он умер, когда приподнимал голову, чтобы поцеловать их.
Do you hear?’
Вы слышите?
‘Yes, yes,’ rejoined Nicholas.
— Да, да! — отозвался Николас.
‘What faces will smile on me when I die!’ cried his companion, shivering.
— Какие лица улыбнутся мне, когда я буду умирать? — содрогаясь, воскликнул его собеседник. 
‘Who will talk to me in those long nights!
— Кто будет говорить со мной в эти долгие ночи?
They cannot come from home; they would frighten me, if they did, for I don’t know what it is, and shouldn’t know them.
Они не могут прийти из родного дома.
Они испугали бы меня, если бы пришли, потому что я не знаю, что такое родной дом, и не узнал бы их.
Pain and fear, pain and fear for me, alive or dead.
Как больно и страшно!
No hope, no hope!’
Никакой надежды, никакой надежды!
The bell rang to bed: and the boy, subsiding at the sound into his usual listless state, crept away as if anxious to avoid notice.
Зазвонил колокол, призывавший ко сну, и мальчик, впав при этом звуке в свое обычное безучастное состояние, ускользнул, словно боялся, что его кто-то заметит.
скачать в HTML/PDF
share