6#

Жизнь и приключения Николаса Никльби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Жизнь и приключения Николаса Никльби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2270 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 13 из 946  ←предыдущая следующая→ ...

‘Office,’ it was clear that Mr. Ralph Nickleby did, or pretended to do, business of some kind; and the fact, if it required any further circumstantial evidence, was abundantly demonstrated by the diurnal attendance, between the hours of half-past nine and five, of a sallow-faced man in rusty brown, who sat upon an uncommonly hard stool in a species of butler’s pantry at the end of the passage, and always had a pen behind his ear when he answered the bell.
И этот факт — если он требовал дальнейших обстоятельных доказательств — сугубо подтверждался ежедневным присутствием между половиной десятого и пятью часами желтолицего человека в порыжевшем коричневом костюме, сидевшего на необычайно твердом табурете в комнате, похожей на буфетную, и в ответ на звонок появлявшегося с пером за ухом.
Although a few members of the graver professions live about Golden Square, it is not exactly in anybody’s way to or from anywhere.
Хотя вокруг Гольдн-сквера и живет кое-кто из представителей уважаемых профессий, Гольдн-сквер в сушности не лежит на пути никому, никуда и ниоткуда.
It is one of the squares that have been; a quarter of the town that has gone down in the world, and taken to letting lodgings.
Это одна из существовавших некогда площадей, район города, отнюдь не преуспевший и начавший сдавать квартиры.
Many of its first and second floors are let, furnished, to single gentlemen; and it takes boarders besides.
Многие вторые и третьи этажи сдаются с мебелью одиноким джентльменам, и здесь принимают также на пансион.
It is a great resort of foreigners.
Это излюбленное пристанище иностранцев.
The dark-complexioned men who wear large rings, and heavy watch-guards, and bushy whiskers, and who congregate under the Opera Colonnade, and about the box-office in the season, between four and five in the afternoon, when they give away the orders,—all live in Golden Square, or within a street of it.
Смуглые люди, которые носят большие кольца, тяжелые цепочки от часов и густые бакенбарды и собираются у колоннады Оперы и у билетной кассы от четырех до пяти пополудни, когда выдаются контрамарки, — все они живут на Гольднсквере или на ближайших улицах.
Two or three violins and a wind instrument from the Opera band reside within its precincts.
Две-три скрипки и духовые инструменты из оперного оркестра обитают по соседству.
Its boarding-houses are musical, and the notes of pianos and harps float in the evening time round the head of the mournful statue, the guardian genius of a little wilderness of shrubs, in the centre of the square.
Дома-пансионы музыкальны, и звуки фортепьяно и арф плывут в вечернюю пору над головой унылой статуи — гения-хранителя маленькой заросли кустов в центре плошади.
On a summer’s night, windows are thrown open, and groups of swarthy moustached men are seen by the passer-by, lounging at the casements, and smoking fearfully.
В летнюю ночь окна открыты настежь, и прохожий может наблюдать группы смуглолицых усатых мужчин, развалившихся на подоконниках и с ожесточением курящих.
Sounds of gruff voices practising vocal music invade the evening’s silence; and the fumes of choice tobacco scent the air.
Хриплые голоса, предающиеся вокальным упражнениям, вторгаются в вечернюю тишину, а дым отменного табака насыщает воздух ароматом.
скачать в HTML/PDF
share