6#

Жизнь и приключения Николаса Никльби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Жизнь и приключения Николаса Никльби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2270 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 132 из 946  ←предыдущая следующая→ ...

‘You pay me a great compliment when you say so,’ answered the miller’s daughter, curtseying very low.
— Вы мне говорите очень лестный комплимент, — ответила дочь мельника, низко приседая. 
‘Wish you a very good-night, ma’am, and pleasant dreams attend your sleep!’
— Желаю вам спокойной ночи, сударыня, и приятных сновидений!
With this parting benediction, Miss Price swept from the room, followed by the huge Yorkshireman, who exchanged with Nicholas, at parting, that peculiarly expressive scowl with which the cut-and-thrust counts, in melodramatic performances, inform each other they will meet again.
Послав на прощание это благословение, мисс Прайс вылетела из комнаты, сопутствуемая дюжим йоркширцем, который обменялся с Николасом тем особенно выразительным грозным взглядом, каким графы-забияки в мелодрамах уведомляют друг друга, что они еще встретятся.
They were no sooner gone, than Miss Squeers fulfilled the prediction of her quondam friend by giving vent to a most copious burst of tears, and uttering various dismal lamentations and incoherent words.
Не успели они уйти, как мисс Сквирс исполнила предсказание своей бывшей подруги, дав волю обильнейшим слезам, горько жалуясь и что-то бессвязно бормоча.
Nicholas stood looking on for a few seconds, rather doubtful what to do, but feeling uncertain whether the fit would end in his being embraced, or scratched, and considering that either infliction would be equally agreeable, he walked off very quietly while Miss Squeers was moaning in her pocket-handkerchief.
Несколько секунд Николас стоял и смотрел, хорошенько не зная, что делать; но, не уверенный в том, окончится лп этот припадок поцелуем или царапаньем, и почитая ту и другую беду равно приятной, он потихоньку удалился, пока мисс Сквирс хныкала в свой носовой платок.
‘This is one consequence,’ thought Nicholas, when he had groped his way to the dark sleeping-room, ‘of my cursed readiness to adapt myself to any society in which chance carries me.
«Вот следствие, — подумал Николас, когда ощупью пробирался в темную спальню, — вот следствие моей проклятой готовности приноравливаться к любому обществу, с каким сведет меня случай.
If I had sat mute and motionless, as I might have done, this would not have happened.’
Если бы я сидел немой и неподвижный, а я мог так сделать, — ничего бы этого не произошло!»
He listened for a few minutes, but all was quiet.
Несколько минут он прислушивался, но все было тихо.
‘I was glad,’ he murmured, ‘to grasp at any relief from the sight of this dreadful place, or the presence of its vile master.
— Я обрадовался, — бормотал он, — и ухватился за возможность отвлечься от мыслей об этом отвратительном доме и о его гнусном хозяине.
I have set these people by the ears, and made two new enemies, where, Heaven knows, I needed none.
Я поссорил этих людей и нажил себе двух новых врагов там, где, небу известно, мне ни одного не нужно.
Well, it is a just punishment for having forgotten, even for an hour, what is around me now!’
Это справедливое наказание за то, что я забыл хотя бы на час, что меня теперь окружает!
So saying, he felt his way among the throng of weary-hearted sleepers, and crept into his poor bed.
С этими словами он пробрался среди множества измученных спящих и лег на свою жалкую постель.
CHAPTER 10
Глава Х,
How Mr. Ralph Nickleby provided for his Niece and Sister-in-Law.
Как обеспечил мистер Ральф Никльби свою племянницу и невестку
On the second morning after the departure of Nicholas for Yorkshire, Kate Nickleby sat in a very faded chair raised upon a very dusty throne in Miss La Creevy’s room, giving that lady a sitting for the portrait upon which she was engaged; and towards the full perfection of which, Miss La Creevy had had the street-door case brought upstairs, in order that she might be the better able to infuse into the counterfeit countenance of Miss Nickleby, a bright salmon flesh-tint which she had originally hit upon while executing the miniature of a young officer therein contained, and which bright salmon flesh-tint was considered, by Miss La Creevy’s chief friends and patrons, to be quite a novelty in art: as indeed it was.
На следующее утро после отъезда Николаса в Йоркшир Кэт Никльби сидела в очень вылинявшем кресле, воздвигнутом на очень пыльный пьедестал, в комнате мисс Ла-Криви, позируя этой леди для портрета, на что Кэт дала согласие; для полного совершенства портрета мисс Ла-Криви принесла наверх застекленный ящик, висевший на парадной двери, чтобы легче было придать цвету лица мисс Никльби на портрете яркий желто-розовый телесный оттенок, на который мисс Ла-Криви впервые напала, когда писала миниатюрный портрет молодого офицера, содержавшийся в этом ящике; яркий желто-розовый телесный цвет почитался ближайшими друзьями и покровителями мисс Ла-Криви подлинной новинкой в искусстве.
Впрочем, так оно и было.
скачать в HTML/PDF
share