6#

Жизнь и приключения Николаса Никльби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Жизнь и приключения Николаса Никльби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2270 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 143 из 946  ←предыдущая следующая→ ...

I spoke of you as an out-of-door worker; so you will go to this home that may be humble, every night.’
Я говорил о вас как о приходящей работнице, стало быть каждый вечер вы будете возвращаться в свой дом, который может быть скромным.
There was comfort in this.
Это было утешительно.
Kate poured forth many thanks for her uncle’s consideration, which Ralph received as if he had deserved them all, and they arrived without any further conversation at the dressmaker’s door, which displayed a very large plate, with Madame Mantalini’s name and occupation, and was approached by a handsome flight of steps.
Кэт излила свою благодарность, которую Ральф принял так, словно целиком ее заслужил за проявленное внимание, и они без дальнейших разговоров подошли к дверям модистки, к которым вела изящная лестница и где красовались на большой табличке фамилия и название профессии мадам Манталини.
There was a shop to the house, but it was let off to an importer of otto of roses.
При доме был магазин, но его сдавали торговцу импортным розовым маслом.
Madame Mantalini’s shows-rooms were on the first-floor: a fact which was notified to the nobility and gentry by the casual exhibition, near the handsomely curtained windows, of two or three elegant bonnets of the newest fashion, and some costly garments in the most approved taste.
Салон мадам Манталини помещался во втором этаже — факт, о котором извещали аристократических покупателей выставленные в окнах с красивыми гардинами две-три элегантные шляпки самого модного фасона и несколько дорогих платьев безупречнейшего вкуса.
A liveried footman opened the door, and in reply to Ralph’s inquiry whether Madame Mantalini was at home, ushered them, through a handsome hall and up a spacious staircase, into the show saloon, which comprised two spacious drawing-rooms, and exhibited an immense variety of superb dresses and materials for dresses: some arranged on stands, others laid carelessly on sofas, and others again, scattered over the carpet, hanging on the cheval-glasses, or mingling, in some other way, with the rich furniture of various descriptions, which was profusely displayed.
Дверь открыл ливрейный лакей и в ответ на вопрос Ральфа, дома ли мадам Манталини, повел их через красивый холл и дальше по широкой лестнице в салон мадам, состоявший из двух просторных комнат, где были выставлены в бесконечном разнообразии великолепные платья и ткани: одни надеты на манекены, другие небрежно брошены на диваны, а иные разбросаны на ковре, повешены на трюмо или расположены как-нибудь иначе, на богатой мебели всевозможных стилей, которая здесь была расставлена в избытке.
They waited here a much longer time than was agreeable to Mr. Ralph Nickleby, who eyed the gaudy frippery about him with very little concern, and was at length about to pull the bell, when a gentleman suddenly popped his head into the room, and, seeing somebody there, as suddenly popped it out again.
Они ждали гораздо дольше, чем хотелось бы мистеру Ральфу Никльби, который без всякого интереса взирал на окружавшую его мишуру и собирался уже позвонить, когда какой-то джентльмен внезапно просунул голову в комнату и, увидев, что тут кто-то есть, так же внезапно убрал ее обратно.
‘Here.
Hollo!’ cried Ralph.
— Эй, послушайте! — крикнул Ральф. 
‘Who’s that?’
— Кто там?
At the sound of Ralph’s voice, the head reappeared, and the mouth, displaying a very long row of very white teeth, uttered in a mincing tone the words,
При звуке голоса Ральфа голова появилась снова, а рот с очень длинным рядом очень белых зубов жеманно произнес слова:
‘Demmit.
— Черт возьми!
What, Nickleby! oh, demmit!’
Как!
Это Никльби!
Ах, черт возьми!
Having uttered which ejaculations, the gentleman advanced, and shook hands with Ralph, with great warmth.
Издав эти восклицания, джентльмен приблизился и с большой горячностью пожал руку Ральфу.
скачать в HTML/PDF
share