6#

Жизнь и приключения Николаса Никльби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Жизнь и приключения Николаса Никльби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2260 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 16 из 946  ←предыдущая следующая→ ...

At length, his eyes wandered to a little dirty window on the left, through which the face of the clerk was dimly visible; that worthy chancing to look up, he beckoned him to attend.
Наконец он перевел глаза на маленькое грязное окошко слева, в котором смутно виднелось лило клерка.
Так как этот достойный муж случайно поднял голову, он жестом приказал клерку явиться.
In obedience to this summons the clerk got off the high stool (to which he had communicated a high polish by countless gettings off and on), and presented himself in Mr. Nickleby’s room.
Повинуясь призыву, клерк слез с высокого табурета (которому он придал замечательный блеск, без конца влезая на него и снова слезая) и предстал перед мистером Никльби.
He was a tall man of middle age, with two goggle eyes whereof one was a fixture, a rubicund nose, a cadaverous face, and a suit of clothes (if the term be allowable when they suited him not at all) much the worse for wear, very much too small, and placed upon such a short allowance of buttons that it was marvellous how he contrived to keep them on.
Это был высокий пожилой человек с выпученными глазами, из коих один был неподвижен, с красным носом и с землистого цвета лицом, одетый в пару (если разрешается употреблять это выражение, хотя костюм был ему совсем не под пару), сильно поношенную, слишком короткую и узкую и столь скудно снабженную пуговицами, что чудом казалось, как он ухитряется удерживать ее на себе.
‘Was that half-past twelve, Noggs?’ said Mr. Nickleby, in a sharp and grating voice.
— Сейчас половина первого, Ногс? — спросил мистер Никльби резким, скрипучим голосом.
‘Not more than five-and-twenty minutes by the—’ Noggs was going to add public-house clock, but recollecting himself, substituted ‘regular time.’
— Всего только двадцать пять минут по… — Ногс хотел сказать «по трактирным часам», но, опомнившись, закончил: — …по верному времени.
‘My watch has stopped,’ said Mr. Nickleby;
‘I don’t know from what cause.’
— У меня часы остановились, — сказал мистер Никльби, — не знаю почему.
‘Not wound up,’ said Noggs.
— Не заведены, — сказал Ногс.
‘Yes it is,’ said Mr. Nickleby.
— Нет, заведены, — возразил мистер Никльби.
‘Over-wound then,’ rejoined Noggs.
— Значит, перекручена пружина, — сказал Ногс.
‘That can’t very well be,’ observed Mr. Nickleby.
— Вряд ли это может быть, — заметил мистер Яикльби.
‘Must be,’ said Noggs.
— Вряд ли, — сказал Ногс.
‘Well!’ said Mr. Nickleby, putting the repeater back in his pocket; ‘perhaps it is.’
— Ладно, — сказал мистер Никльби, пряча в карман часы с репетицией.
Noggs gave a peculiar grunt, as was his custom at the end of all disputes with his master, to imply that he (Noggs) triumphed; and (as he rarely spoke to anybody unless somebody spoke to him) fell into a grim silence, and rubbed his hands slowly over each other: cracking the joints of his fingers, and squeezing them into all possible distortions.
Ногс
как-то по-особому хрюкнул, что имел обыкновение делать по окончании всех споров со своим хозяином. тем самым давая понять, что он, Ногс, восторжествовал, и (так как он редко с кем говорил, если с ним кто-нибудь не заговаривал), погрузившись в мрачное молчание, начал медленно потирать руки, треща суставами и на все лады выкручивая пальцы.
The incessant performance of this routine on every occasion, and the communication of a fixed and rigid look to his unaffected eye, so as to make it uniform with the other, and to render it impossible for anybody to determine where or at what he was looking, were two among the numerous peculiarities of Mr Noggs, which struck an inexperienced observer at first sight.
Это привычное занятие, которому он предавался при каждом удобном случае, и застывшее напряженное выражение, какое он сообщал здоровому глазу, чтобы установить единообразие между обоими глазами и лишить кого бы то ни было возможности определить, куда или на что он смотрит, — таковы были две из многочисленных странностей Ногса, с первого взгляда поражавшие неискушенного наблюдателя.
скачать в HTML/PDF
share