6#

Жизнь и приключения Николаса Никльби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Жизнь и приключения Николаса Никльби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2260 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 175 из 946  ←предыдущая следующая→ ...

The news that Smike had been caught and brought back in triumph, ran like wild-fire through the hungry community, and expectation was on tiptoe all the morning.
Весть, что Смайк пойман и с триумфом водворен в Дотбойс-Холл, разнеслась среди голодного населения со сверхъестественной быстротой, и все утро прошло в напряженном ожидании.
On tiptoe it was destined to remain, however, until afternoon; when Squeers, having refreshed himself with his dinner, and further strengthened himself by an extra libation or so, made his appearance (accompanied by his amiable partner) with a countenance of portentous import, and a fearful instrument of flagellation, strong, supple, wax-ended, and new,—in short, purchased that morning, expressly for the occasion.
Однако ему суждено было длиться до середины дня, когда Сквирс, подкрепившись обедом и набравшись сил благодаря внеочередному возлиянию, появился (в сопровождении своей любезной подруги) с физиономией торжественной и внушительной и со страшным орудием бичевания, крепким, гибким, навощенным и новым — короче говоря, купленным в то утро специально для этой цели.
‘Is every boy here?’ asked Squeers, in a tremendous voice.
— Все ли мальчишки здесь? — громовым голосом спросил Сквирс.
Every boy was there, but every boy was afraid to speak, so Squeers glared along the lines to assure himself; and every eye drooped, and every head cowered down, as he did so.
Все мальчики были здесь, но все мальчики боялись ответить, — посему, чтобы удостовериться, Сквирс грозным оком окинул ряды, а пока он это делал, все глаза опустились и все головы поникли.
‘Each boy keep his place,’ said Squeers, administering his favourite blow to the desk, and regarding with gloomy satisfaction the universal start which it never failed to occasion.
— Все мальчишки по местам! — приказал Сквирс, нанося свой излюбленный удар по кафедре и с мрачным удовлетворением наблюдая всеобщее содрогание, которое он неизменно вызывал. 
‘Nickleby! to your desk, sir.’
— Никльби!
На кафедру, сэр!
It was remarked by more than one small observer, that there was a very curious and unusual expression in the usher’s face; but he took his seat, without opening his lips in reply.
Не одним маленьким наблюдателем было замечено, что у помощника учителя выражение лица очень странное и необычное, — но он занял свое место, не разжимая губ для ответа.
Squeers, casting a triumphant glance at his assistant and a look of most comprehensive despotism on the boys, left the room, and shortly afterwards returned, dragging Smike by the collar—or rather by that fragment of his jacket which was nearest the place where his collar would have been, had he boasted such a decoration.
С торжеством посмотрев на своего помощника и бросив деспотический взгляд на мальчиков, Сквирс вышел из комнаты и вскоре вернулся, волоча Смайка за воротник, или, вернее, за клок куртки, который был ближайшим к тому месту, где надлежало быть воротнику, если бы Смайк мог похвастаться таким украшением.
In any other place, the appearance of the wretched, jaded, spiritless object would have occasioned a murmur of compassion and remonstrance.
Во всяком другом месте появление несчастного, изнуренного, отчаявшегося существа вызвало бы ропот сострадания и гнева.
скачать в HTML/PDF
share