6#

Жизнь и приключения Николаса Никльби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Жизнь и приключения Николаса Никльби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2270 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 186 из 946  ←предыдущая следующая→ ...

‘If I didn’t—thinking that you were certain not to go, because you said you wouldn’t—tell Kenwigs I couldn’t come, and make up my mind to spend the evening with you!’
— А я-то был уверен, что вы не пойдете, ведь вы мне сказали, что не пойдете, и я сказал Кенуигсам, что не приду, и решил провести вечер с вами.
‘I was obliged to go,’ said Newman.
— Я должен пойти, — сказал Ньюмен. 
‘They would have me.’
— Они настаивали.
‘Well; but what’s to become of me?’ urged the selfish man, who never thought of anybody else.
— Ну, а что делать мне? — добивался эгоист, который ни о ком другом никогда не думал. 
‘It’s all your fault.
— Это все ваша вина!
I’ll tell you what—I’ll sit by your fire till you come back again.’
Я вам вот что скажу: я посижу у вашего камелька, пока вы не вернетесь.
Newman cast a despairing glance at his small store of fuel, but, not having the courage to say no—a word which in all his life he never had said at the right time, either to himself or anyone else—gave way to the proposed arrangement.
Ньюмен бросил скорбный взгляд на скудный запас топлива, но, не имея мужества сказать «нет» (слово, которое за всю свою жизнь он ни разу не сказал вовремя ни себе, ни кому бы то ни было другому), согласился на предложение.
Mr. Crowl immediately went about making himself as comfortable, with Newman Nogg’s means, as circumstances would admit of his being made.
Мистер Кроуль немедленно расположился за счет Ногса со всеми удобствами, насколько это позволяли обстоятельства.
The lodgers to whom Crowl had made allusion under the designation of ‘the Kenwigses,’ were the wife and olive branches of one Mr. Kenwigs, a turner in ivory, who was looked upon as a person of some consideration on the premises, inasmuch as he occupied the whole of the first floor, comprising a suite of two rooms.
Жильцами, коих Кроуль называл
«Кенуигсы», были жена и потомство некоего мистера Кенуигса, резчика по слоновой кости, которого считали в доме особой довольно значительной, так как он занимал весь второй этаж, состоявший из двух комнат.
Mrs. Kenwigs, too, was quite a lady in her manners, and of a very genteel family, having an uncle who collected a water-rate; besides which distinction, the two eldest of her little girls went twice a week to a dancing school in the neighbourhood, and had flaxen hair, tied with blue ribbons, hanging in luxuriant pigtails down their backs; and wore little white trousers with frills round the ankles—for all of which reasons, and many more equally valid but too numerous to mention, Mrs. Kenwigs was considered a very desirable person to know, and was the constant theme of all the gossips in the street, and even three or four doors round the corner at both ends.
Миссис Кенуигс также была по своим манерам настоящей леди и происходила из очень благородной семьи: у нее был дядя — сборщик платы за пользование водопроводом.
Помимо этого отличия, ее две старшие дочки посещали дважды в неделю танцкласс в этом квартале, перевязывали голубыми лентами льняные волосы, спускавшиеся по спине роскошными косами, и носили белые панталончики с оборками у лодыжек.
По всем этим причинам и другим, не менее основательным, но слишком многочисленным, чтобы о них упоминать, миссис Кенуигс почиталась весьма желательной знакомой и постоянно служила предметом толков по всей улице и даже на расстоянии трех-четырех домов за углом.
It was the anniversary of that happy day on which the Church of England as by law established, had bestowed Mrs. Kenwigs upon Mr. Kenwigs; and in grateful commemoration of the same, Mrs. Kenwigs had invited a few select friends to cards and a supper in the first floor, and had put on a new gown to receive them in: which gown, being of a flaming colour and made upon a juvenile principle, was so successful that Mr. Kenwigs said the eight years of matrimony and the five children seemed all a dream, and Mrs Kenwigs younger and more blooming than on the very first Sunday he had kept company with her.
Была годовщина того счастливого дня, когда государственная англиканская церковь подарила миссис Кенуигс мистеру Кенуигсу, и в память этого дня миссис Кенуигс пригласила нескольких избранных друзей на ужин с картами, а для их приема надела новое платье.
Это платье — цвета пламени и сшитое по фасону для юных девиц — вышло столь удачно, что, по словам мистера Кенуигса, восемь лет супружеской жизни и пять человек детей казались лишь сновидением, а миссис Кенуигс — более молодой и цветущей, чем в то самое первое воскресенье, какое он провел с нею.
скачать в HTML/PDF
share