6#

Жизнь и приключения Николаса Никльби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Жизнь и приключения Николаса Никльби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2260 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 199 из 946  ←предыдущая следующая→ ...

‘You see that I am prepared to hear the very worst that malice can have suggested.
— Вы видите, я готов услышать самое худшее, что могла подсказать злоба.
Why should you conceal it from me?
Зачем же вам скрывать это от меня?
I must know it sooner or later; and what purpose can be gained by trifling with the matter for a few minutes, when half the time would put me in possession of all that has occurred?
Рано или поздно я все равно узнаю.
К чему хранить таинственный вид в течение нескольких минут, хотя половины этого времени было бы достаточно, чтобы я узнал все, что произошло?
Tell me at once, pray.’
Прошу вас, скажите мне сразу.
‘Tomorrow morning,’ said Newman; ‘hear it tomorrow.’
— Завтра утром, — заявил Ньюмен. 
— Услышите завтра утром.
‘What purpose would that answer?’ urged Nicholas.
— Чего вы этим достигнете? — возразил Николас.
‘You would sleep the better,’ replied Newman.
— Вы будете лучше спать, — ответил Ньюмен.
‘I should sleep the worse,’ answered Nicholas, impatiently.
— Я буду хуже спать! — нетерпеливо сказал Николае. 
‘Sleep!
— Спать!
Exhausted as I am, and standing in no common need of rest, I cannot hope to close my eyes all night, unless you tell me everything.’
Как я ни истощен и как ни нуждаюсь в отдыхе, нечего надеяться, чтобы я сомкнул глаза за всю ночь, если вы мне не расскажете всего!
‘And if I should tell you everything,’ said Newman, hesitating.
— А если я расскажу вам все? — колеблясь, осведомился Ньюмен.
‘Why, then you may rouse my indignation or wound my pride,’ rejoined Nicholas; ‘but you will not break my rest; for if the scene were acted over again, I could take no other part than I have taken; and whatever consequences may accrue to myself from it, I shall never regret doing as I have done—never, if I starve or beg in consequence.
— Ну что ж, быть может, вы возбудите мое негодование или раните мою гордость, — отозвался Николас, — но сна моего вы не нарушите, потому что, повторись та сцена, я бы не мог поступить иначе.
И к каким бы последствиям это не привело меня, я никогда не пожалею о том, что сделал, — никогда, хотя бы умирал с голоду или просил милостыню!
What is a little poverty or suffering, to the disgrace of the basest and most inhuman cowardice!
Лучше бедность или страданье, но только не позор, порожденный чудовищной и бесчеловечной подлостью!
I tell you, if I had stood by, tamely and passively, I should have hated myself, and merited the contempt of every man in existence.
Говорю вам — если бы я смотрел на это спокойно и безучастно, я бы возненавидел себя и заслужил бы презрение всего мира.
The black-hearted scoundrel!’
Гнусный негодяй!
With this gentle allusion to the absent Mr. Squeers, Nicholas repressed his rising wrath, and relating to Newman exactly what had passed at Dotheboys Hall, entreated him to speak out without more pressing.
После этого любезного намека на отсутствующего мистера Сквирса Николас подавил нарастающий гнев и, подробно поведав Ньюмену о том, что произошло в Дотбойс-Холле, умолял его рассказать все без дальнейших уговоров.
Thus adjured, Mr Noggs took, from an old trunk, a sheet of paper, which appeared to have been scrawled over in great haste; and after sundry extraordinary demonstrations of reluctance, delivered himself in the following terms.
Вняв его мольбе, Ногс достал из старого чемодана лист бумаги, исписанный, казалось, второпях, и, выразив всевозможными изумительными гримасами свою неохоту рассказывать, изрек следующие слова:
‘My dear young man, you mustn’t give way to—this sort of thing will never do, you know—as to getting on in the world, if you take everybody’s part that’s ill-treated—Damn it, I am proud to hear of it; and would have done it myself!’
— Мой милый юноша, вы не должны поддаваться… Это, знаете ли, не годится… вставать на защиту каждого, с кем плохо обращаются… когда хочешь продвинуться в жизни… Черт возьми!
Я с гордостью услышал об этом и поступил бы точно так же!
скачать в HTML/PDF
share