6#

Жизнь и приключения Николаса Никльби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Жизнь и приключения Николаса Никльби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2260 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 204 из 946  ←предыдущая следующая→ ...

The back-parlour sat with her mouth wide open, staring vacantly at the collector, in a stupor of dismay; the other guests were scarcely less overpowered by the great man’s irritation.
Обитательница задней комнаты сидела с разинутым ртом, оцепенев от ужаса и тупо глядя на сборщика; остальные гости были вряд ли менее ошеломлены гневом великого человека.
Mr. Kenwigs, not being skilful in such matters, only fanned the flame in attempting to extinguish it.
Не отличаясь ловкостью в таких делах, мистер Кенуигс только раздул пламя, пытаясь его потушить.
‘I didn’t think of it, I am sure, sir,’ said that gentleman.
— Право же, я об этом не подумал, сэр, — сказал сей джентльмен. 
‘I didn’t suppose that such a little thing as a glass of punch would have put you out of temper.’
— Мне и в голову не пришло, что такой пустяк, как стакан пунша, может вывести вас из себя.
‘Out of temper!
— Вывести из себя!
What the devil do you mean by that piece of impertinence, Mr. Kenwigs?’ said the collector.
Черт побери, что вы подразумеваете под этими дерзкими словами, мистер Кенуигс? — воскликнул сборщик. 
‘Morleena, child—give me my hat.’
— Морлина, дитя, мою шляпу!
‘Oh, you’re not going, Mr. Lillyvick, sir,’ interposed Miss Petowker, with her most bewitching smile.
— О, вы не уйдете, мистер Лиливик, сэр! — вмешалась мисс Питоукер с самой обворожительной своей улыбкой.
But still Mr. Lillyvick, regardless of the siren, cried obdurately,
Но мистер Лиливик, невзирая на сирену, кричал упрямо:
‘Morleena, my hat!’ upon the fourth repetition of which demand, Mrs Kenwigs sunk back in her chair, with a cry that might have softened a water-butt, not to say a water-collector; while the four little girls (privately instructed to that effect) clasped their uncle’s drab shorts in their arms, and prayed him, in imperfect English, to remain.
— Морлина, мою шляпу!
После четвертого повторения этого требования миссис Кенуигс упала в кресло с воплями, которые могли растрогать водопроводный кран, не говоря уже о водопроводном сборщике, а четыре маленькие девочки (которых потихоньку подучили) обхватили руками короткие темные штаны своего дяди и на весьма небезупречном английском языке умоляли его остаться.
‘Why should I stop here, my dears?’ said Mr. Lillyvick;
‘I’m not wanted here.’
— Зачем мне здесь оставаться, дорогие мои? — вопросил мистер Лиливик.Во мне здесь не нуждаются!
‘Oh, do not speak so cruelly, uncle,’ sobbed Mrs. Kenwigs, ‘unless you wish to kill me.’
— О дядя, не говорите таких жестоких слов! — рыдая, воскликнула миссис Кенуигс. 
— Ведь не хотите же вы меня убить!
‘I shouldn’t wonder if some people were to say I did,’ replied Mr Lillyvick, glancing angrily at Kenwigs.
— Я бы не удивился, если бы кто-нибудь сказал, что хочу, — ответил мистер Лиливик, сердито посмотрев на Кенуигса. 
‘Out of temper!’
— Вывести из себя!
‘Oh!
I cannot bear to see him look so, at my husband,’ cried Mrs. Kenwigs.
— О, я не могу перенести, когда он так смотрит на моего мужа! — вскричала миссис Кенуигс. 
‘It’s so dreadful in families.
— Это так ужасно в кругу семьи!
Oh!’
О!
‘Mr. Lillyvick,’ said Kenwigs,
‘I hope, for the sake of your niece, that you won’t object to be reconciled.’
— Мистер Лиливик, — сказал Кенуигс, — надеюсь, — ради вашей племянницы, вы не откажетесь от примирения.
The collector’s features relaxed, as the company added their entreaties to those of his nephew-in-law.
Лицо сборщика разгладилось, когда гости присовокупили свои мольбы к мольбам его племянника.
He gave up his hat, and held out his hand.
Он отдал шляпу и протянул руку.
‘There, Kenwigs,’ said Mr. Lillyvick; ‘and let me tell you, at the same time, to show you how much out of temper I was, that if I had gone away without another word, it would have made no difference respecting that pound or two which I shall leave among your children when I die.’
— Согласен, Кенуигс, — ответил мистер Лиливик, — и разрешите в то же время заявить вам, чтобы показать, как я был выведен из себя, что, если бы я ушел, не сказав больше ни слова, это не имело бы отношения к тем двум-трем фунтам, которые я оставлю вашим детям, когда умру.
скачать в HTML/PDF
share