6#

Жизнь и приключения Николаса Никльби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Жизнь и приключения Николаса Никльби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2260 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 217 из 946  ←предыдущая следующая→ ...

‘What girl?’ demanded Nicholas, sternly.
— Какая девушка? — сурово спросил Николас.
‘Oh yes.
— Вот как!
I know—what gal, eh?’ whispered Tom, shutting one eye, and cocking his chin in the air.
Ну, конечно — какая девушка! — зашептал Том, прикрывая один глаз и задирая вверх подбородок. 
‘You didn’t see her, you didn’t—I say, don’t you wish you was me, when she comes tomorrow morning?’
— Да вы что, не видели ее?
Послушайте, вам бы не хотелось быть на моем месте, когда она придет завтра утром?
Nicholas looked at the ugly clerk, as if he had a mind to reward his admiration of the young lady by beating the ledger about his ears, but he refrained, and strode haughtily out of the office; setting at defiance, in his indignation, those ancient laws of chivalry, which not only made it proper and lawful for all good knights to hear the praise of the ladies to whom they were devoted, but rendered it incumbent upon them to roam about the world, and knock at head all such matter-of-fact and un-poetical characters, as declined to exalt, above all the earth, damsels whom they had never chanced to look upon or hear of—as if that were any excuse!
Николас посмотрел на безобразного клерка так, как будто не прочь был отхлестать его толстой книгой по щекам в награду за его восхищение молодой леди; однако он воздержался и с надменным видом вышел из конторы, в негодовании своем бросив вызов древним законам рыцарства, которые полагали пристойным и уместным для всех добрых рыцарей выслушивать хвалу леди, коим рыцари эти были преданы, и даже предписывали им скитаться по свету и разбивать головы всем трезвым и благонамеренным людям, не желавшим восхвалять превыше всего в мире тех дам, которых им никогда не случалось видеть и слышать — словно это могло служить оправданием!
Thinking no longer of his own misfortunes, but wondering what could be those of the beautiful girl he had seen, Nicholas, with many wrong turns, and many inquiries, and almost as many misdirections, bent his steps towards the place whither he had been directed.
Перестав размышлять о своих неудачах и стараясь угадать, какие неудачи постигли красивую девушку, которую он видел, Николас, несколько раз свернув не в ту сторону, несколько раз справившись о дороге и почти столько же раз получив неверные указания, направил свои стопы к месту, которое ему было указано.
Within the precincts of the ancient city of Westminster, and within half a quarter of a mile of its ancient sanctuary, is a narrow and dirty region, the sanctuary of the smaller members of Parliament in modern days.
В пределах древнего города Вестминстера и на расстоянии одной восьмой мили от древнего его святилища находился узкий и грязный район — святилище менее важных членов парламента в наши дни.
It is all comprised in one street of gloomy lodging-houses, from whose windows, in vacation-time, there frown long melancholy rows of bills, which say, as plainly as did the countenances of their occupiers, ranged on ministerial and opposition benches in the session which slumbers with its fathers,
‘To Let’,
‘To Let’.
In busier periods of the year these bills disappear, and the houses swarm with legislators.
Он состоит только из одной улицы с мрачными жилыми домами, из окон которых в каникулярную пору хмуро выглядывают длинные меланхолические ряды объявлений, так же ясно возвещающие:
«Сдается внаем»,
«Сдается внаем», — как возвещали это физиономии домовладельцев, сидевших на скамьях правительства и оппозиции во время сессии, ныне отошедшей к праотцам.
В более оживленные периоды года объявления исчезают, и дома кишат законодателями.
There are legislators in the parlours, in the first floor, in the second, in the third, in the garrets; the small apartments reek with the breath of deputations and delegates.
Законодатели — в первом этаже, во втором, в третьем, в четвертом, в мансардах; маленькие помещения пропитаны запахом депутаций и делегатов.
скачать в HTML/PDF
share