6#

Жизнь и приключения Николаса Никльби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Жизнь и приключения Николаса Никльби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2260 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 222 из 946  ←предыдущая следующая→ ...

‘Certainly not,’ said Mr. Gregsbury.
— Конечно, нет, — сказал мистер Грегсбери.
The members of the deputation looked fiercely at each other, and afterwards at the member.
Члены депутации свирепо посмотрели друг на друга, а затем на члена парламента.
‘Dear Pugstyles’ having taken a very long stare at Mr. Gregsbury over the tops of his spectacles, resumed his list of inquiries.
«Дорогой Пагстайлс», очень долго взиравший поверх очков на мистера Грегсбери, вновь обратился к списку вопросов:
‘Question number two.—Whether, sir, you did not likewise give a voluntary pledge that you would support your colleague on every occasion; and whether you did not, the night before last, desert him and vote upon the other side, because the wife of a leader on that other side had invited Mrs. Gregsbury to an evening party?’
— Вопрос номер второй.
Сэр, не было ли также взято вами на себя добровольное обязательство поддерживать в любом случае вашего коллегу, и не покинули ли вы его третьего дня вечером, и не голосовали ли против него, потому что жена лидера противной партии пригласила миссис Грегсбери на вечеринку?
‘Go on,’ said Mr. Gregsbury.
— Продолжайте, — сказал мистер Грегсбери.
‘Nothing to say on that, either, sir?’ asked the spokesman.
— На это вы также ничего не имеете ответить, сэр? — спросил представитель депутации.
‘Nothing whatever,’ replied Mr. Gregsbury.
— Ровно ничего! — ответил мистер Грегсбери.
The deputation, who had only seen him at canvassing or election time, were struck dumb by his coolness.
Депутаты, видевшие его только во время избирательной кампании и во время выборов, были ошеломлены таким хладнокровием.
He didn’t appear like the same man; then he was all milk and honey; now he was all starch and vinegar.
Казалось, это был другой человек: тогда он весь был мед и млеко, теперь он весь был желчь и уксус.
But men are so different at different times!
Но время так меняет людей!
‘Question number three—and last,’ said Mr. Pugstyles, emphatically.
— Вопрос номер третий и последний, — внушительно произнес мистер Пагстайлс. 
‘Whether, sir, you did not state upon the hustings, that it was your firm and determined intention to oppose everything proposed; to divide the house upon every question, to move for returns on every subject, to place a motion on the books every day, and, in short, in your own memorable words, to play the very devil with everything and everybody?’
— Сэр, не заявляли ли вы во время избирательной кампании о своем твердом и неуклонном намерении восставать против любого предложения, требовать голосования в палате по каждому вопросу, требовать пересмотра по всякому поводу, ежедневно вносить запросы, — короче, повторяя ваши собственные достопамятные слова, вносить дьявольский беспорядок везде и всюду?
With this comprehensive inquiry, Mr. Pugstyles folded up his list of questions, as did all his backers.
После этого многообъемлющего вопроса мистер Пагстайлс сложил свой список, что сделали и все его сторонники.
Mr. Gregsbury reflected, blew his nose, threw himself further back in his chair, came forward again, leaning his elbows on the table, made a triangle with his two thumbs and his two forefingers, and tapping his nose with the apex thereof, replied (smiling as he said it),
Мистер Грегсбери подумал, высморкался, глубже погрузился в кресло, снова выпрямился и, облокотившись поудобнее на стол, составил треугольник из обоих больших и обоих указательных пальцев и, постукивая себя по носу вершиной этого треугольника, произнес (улыбаясь при эти словах):
‘I deny everything.’
— Я отрицаю все.
At this unexpected answer, a hoarse murmur arose from the deputation; and the same gentleman who had expressed an opinion relative to the gammoning nature of the introductory speech, again made a monosyllabic demonstration, by growling out
При этом неожиданном ответе нестройный ропот вырвался у депутации.
И тот самый джентльмен, который высказал мнение касательно пустозвонства вступительной речи, снова сделал краткое заявление, пробурчав:
скачать в HTML/PDF
share