6#

Жизнь и приключения Николаса Никльби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Жизнь и приключения Николаса Никльби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2270 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 223 из 946  ←предыдущая следующая→ ...

‘Resign!’
«В отставку!»
Which growl being taken up by his fellows, swelled into a very earnest and general remonstrance.
А это бурчанье было подхвачено его сторонниками и вылилось в форму общего протеста.
‘I am requested, sir, to express a hope,’ said Mr. Pugstyles, with a distant bow, ‘that on receiving a requisition to that effect from a great majority of your constituents, you will not object at once to resign your seat in favour of some candidate whom they think they can better trust.’
— Мне поручено, сэр, — с холодным поклоном сказал мистер Пагстайлс,выразить надежду, что по получении предписания значительного большинства ваших избирателей вы не откажетесь немедленно сложить с себя обязанности в пользу того кандидата, который, по мнению избирателей, заслуживает большего доверия.
To this, Mr. Gregsbury read the following reply, which, anticipating the request, he had composed in the form of a letter, whereof copies had been made to send round to the newspapers.
Тогда мистер Грегсбери прочел следующий ответ, каковой он сочинил в форме письма, предвидя подобное требование и заготовив копии, чтобы разослать в газеты:
‘My Dear Mr Pugstyles,
«Мой дорогой мистер Пагстайлс!
‘Next to the welfare of our beloved island—this great and free and happy country, whose powers and resources are, I sincerely believe, illimitable—I value that noble independence which is an Englishman’s proudest boast, and which I fondly hope to bequeath to my children, untarnished and unsullied.
После блага нашего возлюбленного острова — этой великой, свободной и счастливой страны, чьи возможности и ресурсы, по искреннему моему убеждению, безграничны, — я превыше всего ценю ту благородную независимость, каковая является самой дорогой привилегией англичанина и каковую я горячо надеюсь оставить в наследство моим детям не ущемленной и не утратившей блеска.
Actuated by no personal motives, but moved only by high and great constitutional considerations; which I will not attempt to explain, for they are really beneath the comprehension of those who have not made themselves masters, as I have, of the intricate and arduous study of politics; I would rather keep my seat, and intend doing so.
Движимый отнюдь не личными мотивами, но побуждаемый только высокими и почтенными конституционными соображениями, которые я не буду пытаться объяснить, ибо они поистине недоступны пониманию тех, кто не посвятил себя, подобно мне, сложной и трудной науке политики, я предпочел бы оставить за собой мое место и так и намереваюсь поступить.
‘Will you do me the favour to present my compliments to the constituent body, and acquaint them with this circumstance?
Не будете ли вы столь любезны передать мой привет избирателям и познакомить их с этим обстоятельством?
‘With great esteem,
‘My dear Mr. Pugstyles, ‘&c.&c.’
С глубоким уважением, дорогой мистер Пагстайлс, и проч. и проч.».
‘Then you will not resign, under any circumstances?’ asked the spokesman.
— Значит, вы ни при каких обстоятельствах не сложите полномочия? — осведомился представитель делегации.
Mr. Gregsbury smiled, and shook his head.
Мистер Грегсбери улыбнулся и покачал головой.
‘Then, good-morning, sir,’ said Pugstyles, angrily.
— В таком случае, всего хорошего, сэр! — сердито сказал Пагстайлс.
‘Heaven bless you!’ said Mr. Gregsbury.
— Да благословит вас небо! — сказал мистер Грегсбери.
And the deputation, with many growls and scowls, filed off as quickly as the narrowness of the staircase would allow of their getting down.
И делегаты, ворча и бросая грозные взгляды, удалились с такой быстротой, с какой позволяла им спускаться узкая лестница.
The last man being gone, Mr. Gregsbury rubbed his hands and chuckled, as merry fellows will, when they think they have said or done a more than commonly good thing; he was so engrossed in this self-congratulation, that he did not observe that Nicholas had been left behind in the shadow of the window-curtains, until that young gentleman, fearing he might otherwise overhear some soliloquy intended to have no listeners, coughed twice or thrice, to attract the member’s notice.
Когда ушел последний делегат, мистер Грегсбери потер руки и захихикал, как хихикают весельчаки, когда полагают, что откололи какую-нибудь особенно забавную шутку.
Он с таким увлечением поздравлял сам себя, что не заметил Николаса, который остался в тени оконной занавески, пока этот молодой джентльмен, опасаясь услышать какой-нибудь монолог, не предназначенный для посторонних ушей, не кашлянул раза два или три с целью привлечь внимание члена парламента.
скачать в HTML/PDF
share