6#

Жизнь и приключения Николаса Никльби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Жизнь и приключения Николаса Никльби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2270 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 23 из 946  ←предыдущая следующая→ ...

It was with this object that a bill had been introduced into Parliament by their patriotic chairman Sir Matthew Pupker; it was this bill that they had met to support; it was the supporters of this bill who would confer undying brightness and splendour upon England, under the name of the United Metropolitan Improved Hot Muffin and Crumpet Baking and Punctual Delivery Company; he would add, with a capital of Five Millions, in five hundred thousand shares of ten pounds each.
С этой целью председатель, патриот пэр Мэтью Попкер, внес в парламент билль.
Именно для поддержания этого билля они и собрались.
Неувядаемую славу и блеск доставят Англии сторонники этого билля, именуемые
«Объединенная столичная компания по улучшению выпечки горячих булочек и пышек и аккуратной их доставке», с капиталом, должен он добавить, в пягь миллионов в пятистах тысячах акций, по десять фунтов каждая.
Mr. Ralph Nickleby seconded the resolution, and another gentleman having moved that it be amended by the insertion of the words ‘and crumpet’ after the word ‘muffin,’ whenever it occurred, it was carried triumphantly.
Мистер Ральф Никльби поддержал резолюцию, и после того, как другой джентльмен внес поправку: вставить слова «и пышки» после слова «булочки», когда бы оно ни встречалось, резолюция была торжественно принята.
Only one man in the crowd cried
‘No!’ and he was promptly taken into custody, and straightway borne off.
Только один человек в толпе крикнул «нет», но его быстро арестовали и тотчас увели.
The second resolution, which recognised the expediency of immediately abolishing ‘all muffin (or crumpet) sellers, all traders in muffins (or crumpets) of whatsoever description, whether male or female, boys or men, ringing hand-bells or otherwise,’ was moved by a grievous gentleman of semi-clerical appearance, who went at once into such deep pathetics, that he knocked the first speaker clean out of the course in no time.
Вторая резолюция, признававшая необходимость немедленного устранения «всех продавцов булочек (или пышек), всех промышляющих торговлей булочками (или пышками) любого сорта, как мужчин, так и женщин, как мальчиков, так и взрослых, звонящих в колокольчик или не звонящих», была предложена мрачным джентльменом полуклерикального вида, который сразу взял такой патетический тон, что в одну секунду оставил первого оратора далеко позади.
You might have heard a pin fall—a pin! a feather—as he described the cruelties inflicted on muffin boys by their masters, which he very wisely urged were in themselves a sufficient reason for the establishment of that inestimable company.
Можно было услышать падение булавки — что там 6улавки, перышка! — когда он описывал жестокое обращение хозяев с мальчишками — продавцами булочек, а это, как очень мудро доказывал он, уже само по себе являлось достаточным основанием для учреждения сей неоценимой Компании.
It seemed that the unhappy youths were nightly turned out into the wet streets at the most inclement periods of the year, to wander about, in darkness and rain—or it might be hail or snow—for hours together, without shelter, food, or warmth; and let the public never forget upon the latter point, that while the muffins were provided with warm clothing and blankets, the boys were wholly unprovided for, and left to their own miserable resources. (Shame!) The honourable gentleman related one case of a muffin boy, who having been exposed to this inhuman and barbarous system for no less than five years, at length fell a victim to a cold in the head, beneath which he gradually sunk until he fell into a perspiration and recovered; this he could vouch for, on his own authority, but he had heard (and he had no reason to doubt the fact) of a still more heart-rending and appalling circumstance.
Оказывается, несчастных юнцов выгоняли по вечерам на мокрые улицы, в самую суровую пору года, заставляя их бродить долгие часы в темноте и под дождем — даже под градом или снегом, — лишенных крова, пищи, тепла; и пусть не забывают еще одного обстоятельства: в то время как булочки снабжены теплыми покрышками и одеялами, мальчики решительно ничем не снабжены и предоставлены своим собственным жалким ресурсам. (Позор!) Почтенный джентльмен поведал о случае с одним мальчиком — продавцом булочек, который, будучи жертвой этой бесчеловечной и варварской системы на протяжении по крайней мере пяти лет, схватил, наконец, насморк, после чего начал хиреть, пока не пропотел и не выздоровел.
За это джентльмен мог поручиться, опираясь на свой авторитет, но он слышал (и не имел никаких оснований подвергать сомнению этот факт) о еще более душераздирающем и устрашающем случае.
скачать в HTML/PDF
share