6#

Жизнь и приключения Николаса Никльби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Жизнь и приключения Николаса Никльби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2270 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 233 из 946  ←предыдущая следующая→ ...

It may be a cheerful language.
Быть может, это и веселый язык.
I should be sorry to contradict anybody; but I can only say that I’ve heard the French prisoners, who were natives, and ought to know how to speak it, talking in such a dismal manner, that it made one miserable to hear them.
Мне бы не хотелось противоречить кому бы то ни было, но я могу сказать одно: я слыхал, как французские пленные, которые были уроженцами Франции и должны знать, как на нем объясняются, говорили так печально, что тяжело было их слушать.
Ay, that I have, fifty times, sir—fifty times!’
Да, я их слыхал раз пятьдесят, сэр, раз пятьдесят!
Mr. Lillyvick was waxing so cross, that Mrs. Kenwigs thought it expedient to motion to Nicholas not to say anything; and it was not until Miss Petowker had practised several blandishments, to soften the excellent old gentleman, that he deigned to break silence by asking,
Мистер Лиливик начал приходить в такое раздражение, что миссис Кенуигс нашла своевременным дать знак Николасу, чтобы тот не возражал, и лишь после того как мисс Питоукер ловко ввернула несколько льстивых фраз, дабы умилостивить превосходного старого джентльмена, этот последний соблаговолил нарушить молчание вопросом:
‘What’s the water in French, sir?’
— Как по-французски вода, сэр?
‘L’eau,’ replied Nicholas.
— L'eau, — ответил Николас.
‘Ah!’ said Mr. Lillyvick, shaking his head mournfully,
— Вот как! — сказал мистер Лиливик, горестно покачивая головой. 
‘I thought as much.
— Я так и думал.
Lo, eh?
Ло?
I don’t think anything of that language—nothing at all.’
Я невысокого мнения об этом языке, совсем невысокого.
‘I suppose the children may begin, uncle?’ said Mrs. Kenwigs.
— Мне кажется, дети могут начинать, дядя? — спросила миссис Кенуигс.
‘Oh yes; they may begin, my dear,’ replied the collector, discontentedly.
— О да, они могут начинать, моя милая, — с неудовольствием ответил сборщик. 
‘I have no wish to prevent them.’
— Я лично не имею ни малейшего желания препятствовать им.
This permission being conceded, the four Miss Kenwigses sat in a row, with their tails all one way, and Morleena at the top: while Nicholas, taking the book, began his preliminary explanations.
Когда разрешение было дано, четыре мисс Кенуигс с Морлиной во главе уселись в ряд, а все их косички повернулись в одну сторону, Николас, взяв книгу, приступил к предварительным объяснениям.
Miss Petowker and Mrs Kenwigs looked on, in silent admiration, broken only by the whispered assurances of the latter, that Morleena would have it all by heart in no time; and Mr. Lillyvick regarded the group with frowning and attentive eyes, lying in wait for something upon which he could open a fresh discussion on the language.
Мисс Питоукср и миссис Кенуигс пребывали в немом восхищении, которое нарушал только шепот сей последней особы, уверявшей, что Морлина не замедлит выучить все на память, а мистер Лиливик взирал на эту группу хмурым и зорким оком, подстерегая случай, когда можно будет начать новую дискуссию о языке.
CHAPTER 17
Глава XVII,
Follows the Fortunes of Miss Nickleby.
повествует о судьбе мисс Никльби
It was with a heavy heart, and many sad forebodings which no effort could banish, that Kate Nickleby, on the morning appointed for the commencement of her engagement with Madame Mantalini, left the city when its clocks yet wanted a quarter of an hour of eight, and threaded her way alone, amid the noise and bustle of the streets, towards the west end of London.
С тяжелым сердцем и печальными предчувствиями, которых никакие усилия не могли отогнать, Кэт Никльби в день своего поступления на службу к мадам Манталини вышла из Сити, когда часы показывали без четверти восемь, и побрела одна по шумным и людным улицам к западную часть Лондона.
At this early hour many sickly girls, whose business, like that of the poor worm, is to produce, with patient toil, the finery that bedecks the thoughtless and luxurious, traverse our streets, making towards the scene of their daily labour, and catching, as if by stealth, in their hurried walk, the only gasp of wholesome air and glimpse of sunlight which cheer their monotonous existence during the long train of hours that make a working day.
В этот ранний час много хилых девушек, чья обязанность (так же как и бедного шелковичного червя) — создавать, терпеливо трудясь, наряды, облекающие бездумных и падких до роскоши леди, идут по нашим улицам, направляясь к месту ежедневной своей работы и ловя, как бы украдкой, глоток свежего воздуха и отблеск солнечного света, который скрашивает их однообразное существование в течение длинного ряда часов, составляющих рабочий день.
скачать в HTML/PDF
share