6#

Жизнь и приключения Николаса Никльби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Жизнь и приключения Николаса Никльби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2260 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 246 из 946  ←предыдущая следующая→ ...

‘Quite so good a forewoman as I have, I suppose,’ suggested Madame.
— …такой хорошей первой мастерицы, полагаю я,подсказала мадам.
‘Well, I never did know anybody like you, Madame Mantalini,’ rejoined Miss Knag most complacently, ‘and that’s the fact, for you know what one’s going to say, before it has time to rise to one’s lips.
— Никогда не видывала я такого человека, как вы, мадам Манталини! — весьма самодовольно подхватила мисс Нэг. 
— Вы знаете, что любой человек хочет сказать, когда слово еще не успело сорваться с уст.
Oh, very good!
О, чудесно!
Ha, ha, ha!’
Ха-ха-ха!
‘For myself,’ observed Madame Mantalini, glancing with affected carelessness at her assistant, and laughing heartily in her sleeve,
‘I consider Miss Nickleby the most awkward girl I ever saw in my life.’
— Что касается меня, — заметила мадам Манталини, с притворным равнодушием посмотрев на свою помощницу и втихомолку искренне забавляясь,то я считаю мисс Никльби самой неуклюжей девушкой, какую мне случалось видеть.
‘Poor dear thing,’ said Miss Knag, ‘it’s not her fault.
— Бедняжка! — подхватила мисс Нэг. 
If it was, we might hope to cure it; but as it’s her misfortune, Madame Mantalini, why really you know, as the man said about the blind horse, we ought to respect it.’
— Это не ее вина, иначе у нас была бы надежда ее исправить, но раз это ее несчастье, мадам Манталини, то… как сказал кто-то о слепой лошади, мы, знаете ли, должны отнестись к ней с уважением.
‘Her uncle told me she had been considered pretty,’ remarked Madame Mantalini.
— Ее дядя говорил мне, что ее считают хорошенькой, — заметила мадам Манталини. 
‘I think her one of the most ordinary girls I ever met with.’
— Я нахожу ее одной из самых заурядных девушек, каких мне случалось встречать.
‘Ordinary!’ cried Miss Knag with a countenance beaming delight; ‘and awkward!
— Конечно, она заурядна! — вскричала мисс Нэг с просиявшей от радости физиономией. 
— И неуклюжа!
Well, all I can say is, Madame Mantalini, that I quite love the poor girl; and that if she was twice as indifferent-looking, and twice as awkward as she is, I should be only so much the more her friend, and that’s the truth of it.’
Но я могу только сказать, мадам Манталини, что я по-настоящему люблю эту бедную девушку, и будь она вдвое более неуклюжей и некрасивой, я была бы еще более искренним ее другом, и это сущая правда.
In fact, Miss Knag had conceived an incipient affection for Kate Nickleby, after witnessing her failure that morning, and this short conversation with her superior increased the favourable prepossession to a most surprising extent; which was the more remarkable, as when she first scanned that young lady’s face and figure, she had entertained certain inward misgivings that they would never agree.
Действительно, у мисс Нэг зародилось теплое чувство к Кэт Никльби после того, как она была свидетельницей ее провала утром, а этот короткий разговор с хозяйкой усилил ее милостивое расположение самым изумительным образом, что было особенно примечательно, ибо, когда она в первый раз внимательно обозрела лицо и фигуру молодой леди, у нее появилось предчувствие, что они никогда не поладят.
‘But now,’ said Miss Knag, glancing at the reflection of herself in a mirror at no great distance,
‘I love her—I quite love her—I declare I do!’
— Но теперь, — продолжала мисс Нэг, посмотрев на себя в зеркало, находившееся неподалеку, — я ее люблю — я ее по-настоящему люблю, я это утверждаю!
Of such a highly disinterested quality was this devoted friendship, and so superior was it to the little weaknesses of flattery or ill-nature, that the kind-hearted Miss Knag candidly informed Kate Nickleby, next day, that she saw she would never do for the business, but that she need not give herself the slightest uneasiness on this account, for that she (Miss Knag), by increased exertions on her own part, would keep her as much as possible in the background, and that all she would have to do, would be to remain perfectly quiet before company, and to shrink from attracting notice by every means in her power.
Столь высоким бескорыстием отличалась эта преданная дружба и была она настолько выше маленьких слабостей вроде лести и неискренности, что на следующий день добросердечная мисс Нэг откровенно уведомила Кэт Никльби, что, по-видимому, Кэт никогда не освоится с делом, но ей отнюдь незачем беспокоиться по этому поводу: она, мисс Нэг, удвоив со своей стороны усилия, будет, поскольку возможно, отодвигать ее на задний план, а Кэт надлежит только быть совершенно спокойной в присутствии посторонних и стараться по мере сил не привлекать к себе внимания.
скачать в HTML/PDF
share