6#

Жизнь и приключения Николаса Никльби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Жизнь и приключения Николаса Никльби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2270 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 251 из 946  ←предыдущая следующая→ ...

My mama—hem—was the most lovely and beautiful creature, with the most striking and exquisite—hem—the most exquisite nose that ever was put upon a human face, I do believe, Mrs Nickleby (here Miss Knag rubbed her own nose sympathetically); the most delightful and accomplished woman, perhaps, that ever was seen; but she had that one failing of lending money, and carried it to such an extent that she lent—hem—oh! thousands of pounds, all our little fortunes, and what’s more, Mrs. Nickleby, I don’t think, if we were to live till—till—hem—till the very end of time, that we should ever get them back again.
Моя мама… гм!.. была самым очаровательным и прекрасным созданием, с самым удивительным и чудесным… гм!.. я полагаю, с самым чудесным носом, какой когда-либо украшал человеческое лицо, миссис Никльби (тут мисс Нэг с чувством потерла собственный нос).
Пожалуй, это была самая прелестная и образованная женщина, какая когда-либо существовала; но был у нее один недостаток — давать деньги взаймы, и она доходила до того, что давала взаймы… гм!..
О! тысячи фунтов!
Все наше маленькое состояние.
И мало того, миссис Никльби: я не думаю, чтобы мы когда-нибудь получили их обратно, хотя бы дожили до… до.. гм!.. до светопреставления.
I don’t indeed.’
Право же, не думаю!
After concluding this effort of invention without being interrupted, Miss Knag fell into many more recollections, no less interesting than true, the full tide of which, Mrs. Nickleby in vain attempting to stem, at length sailed smoothly down by adding an under-current of her own recollections; and so both ladies went on talking together in perfect contentment; the only difference between them being, that whereas Miss Knag addressed herself to Kate, and talked very loud, Mrs. Nickleby kept on in one unbroken monotonous flow, perfectly satisfied to be talking and caring very little whether anybody listened or not.
Закончив без помех эту вымышленную историю, мисс Нэг перешла к другим воспоминаниям, столь же интересным, сколь и правдивым, по течению коих миссис Никльби, после тщетных попыток запрудить поток, поплыла спокойно, добавляя в виде подводных струй свои собственные воспоминания.
Итак, обе леди продолжали говорить одновременно с полным удовольствием; единственная разница между ними заключалась в том, что мисс Нэг обращалась к Кэт и говорила очень громко, а миссис Никльби болтала непрерывно и монотонно, впелне удовлетворенная возможностью говорить и очень мало заботясь о том, слушает ли ее кто-нибудь, или нет.
In this manner they walked on, very amicably, until they arrived at Miss Knag’s brother’s, who was an ornamental stationer and small circulating library keeper, in a by-street off Tottenham Court Road; and who let out by the day, week, month, or year, the newest old novels, whereof the titles were displayed in pen-and-ink characters on a sheet of pasteboard, swinging at his door-post.
Так весьма дружелюбно продолжали они путь, пока не подошли к дому, где жил брат мисс Нэг, который держал лавку письменных принадлежностей и маленькую читальню в переулке неподалеку от Тотенхем-Корт-роуд и выдавал на день, на неделю, месяц или год новейшие из старых романов, названия каковых были написаны чернилами на листе картона, висевшем у его двери.
As Miss Knag happened, at the moment, to be in the middle of an account of her twenty-second offer from a gentleman of large property, she insisted upon their all going in to supper together; and in they went.
Так как мисс Нэг дошла в этот момент как раз до середины повествования о двадцать втором предложении, полученном ею от весьма состоятельного джентльмена, она настояла на том, чтобы они зашли поужинать, и они вошли.
‘Don’t go away, Mortimer,’ said Miss Knag as they entered the shop.
‘It’s only one of our young ladies and her mother.
— Не уходи, Мортимер, — сказала мисс Нэг, когда они очутились в лавке.это одна из наших молодых леди и ее мать.
скачать в HTML/PDF
share