6#

Жизнь и приключения Николаса Никльби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Жизнь и приключения Николаса Никльби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2260 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 254 из 946  ←предыдущая следующая→ ...

The fact is, that he did find so much in the books he read, applicable to his own misfortunes, and did find himself in every respect so much like the heroes—because of course he is conscious of his own superiority, as we all are, and very naturally—that he took to scorning everything, and became a genius; and I am quite sure that he is, at this very present moment, writing another book.’
Дело в том, что в прочитанных им книгах он нашел столько сходного с его собственными несчастьями и себя нашел во всех отношениях столь похожим на героев — он, знаете ли, сознавал свое собственное превосходство, как и все мы сознаем, и это вполне естественно, — что начал презирать все и сделался гением.
И я совершенно уверена, что в эту самую минуту он пишет новую книгу.
‘Another book!’ repeated Kate, finding that a pause was left for somebody to say something.
— Новую книгу? — повторила Кэт, заметив, что пауза сделана для того, чтобы кто-то что-то сказал.
‘Yes,’ said Miss Knag, nodding in great triumph; ‘another book, in three volumes post octavo.
— Да! — подтвердила мисс Нэг, с великим торжеством кивая головой.Новую книгу, в трех томах!
Of course it’s a great advantage to him, in all his little fashionable descriptions, to have the benefit of my—hem—of my experience, because, of course, few authors who write about such things can have such opportunities of knowing them as I have.
Конечно, у него есть большое преимущество: во всех изящных описаниях он может использовать мой… гм!.. мой опыт, потому что, разумеется, мало кому из авторов, рассказывающих о таких вещах, представлялось столько благоприятных случаев изучить их, сколько мне.
He’s so wrapped up in high life, that the least allusion to business or worldly matters—like that woman just now, for instance—quite distracts him; but, as I often say, I think his disappointment a great thing for him, because if he hadn’t been disappointed he couldn’t have written about blighted hopes and all that; and the fact is, if it hadn’t happened as it has, I don’t believe his genius would ever have come out at all.’
Он так поглощен великосветской жизнью, что малейшее упоминание о делах или житейских материях — вот, например, как сейчас с этой женщиной — буквально выводит его из себя.
Но я часто ему говорю: его разочарование — счастье для него, потому что, не будь он разочарован, он бы не мог писать о погибших надеждах и тому подобных вещах.
И, не случись того, что случилось, я думаю, его гениальность никогда бы не проявилась.
How much more communicative Miss Knag might have become under more favourable circumstances, it is impossible to divine, but as the gloomy one was within ear-shot, and the fire wanted making up, her disclosures stopped here.
Сколько бы еще могла поведать мисс Нэг при более благоприятных обстоятельствах, угадать невозможно, но так как мрачный субъект находился поблизости, а огонь следовало раздуть, то доверительные ее сообщения на этом оборвались.
To judge from all appearances, and the difficulty of making the water warm, the last servant could not have been much accustomed to any other fire than St Anthony’s; but a little brandy and water was made at last, and the guests, having been previously regaled with cold leg of mutton and bread and cheese, soon afterwards took leave; Kate amusing herself, all the way home, with the recollection of her last glimpse of Mr Mortimer Knag deeply abstracted in the shop; and Mrs. Nickleby by debating within herself whether the dressmaking firm would ultimately become
Судя по всем признакам и по тому, как трудно было подогреть воду, последняя служанка не привыкла иметь дело с каким бы то ни было огнем, кроме антонова, но в конце концов было подано немного бренди с водой, и гости, которых предварительно угостили холодной бараниной, хлебом и сыром, вскоре после этого откланялись.
На обратном пути Кэт забавлялась, припоминая мистера Мортимера Нэга, погрузившегося в глубокомысленные размышления у себя в лавке; а миссис Никльби рассуждала сама с собой, будет ли в конце концов мастерская модных нарядов называться
скачать в HTML/PDF
share