6#

Жизнь и приключения Николаса Никльби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Жизнь и приключения Николаса Никльби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2270 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 269 из 946  ←предыдущая следующая→ ...

‘Well, you attend to your dinner,’ said Sir Mulberry, ‘and don’t mind Miss Nickleby and me, for we shall prove very indifferent company, I dare say.’
— Займитесь-ка обедом, — сказал сэр Мальбери, — и не обращайте внимания на мисс Никльби и на меня, потому что мы, полагаю я, окажемся очень рассеянными собеседниками.
‘I wish you’d interfere here, Nickleby,’ said Lord Frederick.
— Хотел бы я, чтобы вы вмешались в это дело, Никльби, — сказал лорд Фредерик.
‘What is the matter, my lord?’ demanded Ralph from the bottom of the table, where he was supported by Messrs Pyke and Pluck.
— Что случилось, милорд? — осведомился Ральф с другого конца стола, где его соседями были мистеры Пайк и Плак.
‘This fellow, Hawk, is monopolising your niece,’ said Lord Frederick.
— Этот Хоук присваивает себе исключительные права на вашу племянницу,ответил лорд Фредерик.
‘He has a tolerable share of everything that you lay claim to, my lord,’ said Ralph with a sneer.
— Он получает порядочную долю во всем, на что вы предъявляете свои права, милорд, — с усмешкой сказал Ральф.
‘’Gad, so he has,’ replied the young man; ‘deyvle take me if I know which is master in my house, he or I.’
— Ей-богу, это верно! — отозвался молодой человек. 
— Черт меня подери, если я знаю, кто хозяин у меня в доме — он или я!
‘I know,’ muttered Ralph.
— Зато я знаю, — пробормотал Ральф.
‘I think I shall cut him off with a shilling,’ said the young nobleman, jocosely.
— Кажется, придется мне от него отделаться, оставив ему по завещанию один шиллинг, — пошутил молодой аристократ.
‘No, no, curse it,’ said Sir Mulberry.
— Э, нет, будь я проклят! — сказал сэр Мальбери. 
‘When you come to the shilling—the last shilling—I’ll cut you fast enough; but till then, I’ll never leave you—you may take your oath of it.’
— Когда вы дойдете до шиллинга — до последнего шиллинга, я от вас быстро отстану, но до той поры я ни за что не покину вас, можете мне поверить.
This sally (which was strictly founded on fact) was received with a general roar, above which, was plainly distinguishable the laughter of Mr Pyke and Mr. Pluck, who were, evidently, Sir Mulberry’s toads in ordinary.
Эта остроумная реплика (основанная на непреложном факте) была встречена общим смехом, не заглушившим, однако, взрыв хохота мистера Пайка и мистера Плака, которые, очевидно, были присяжными льстецами при сэре Мальбери.
Indeed, it was not difficult to see, that the majority of the company preyed upon the unfortunate young lord, who, weak and silly as he was, appeared by far the least vicious of the party.
Действительно, нетрудно было заметить, что большинство присутствующих избрали своей жертвой злополучного молодого лорда, который, хотя и был безволен и глуп, казался наименее порочным из всей компании.
Sir Mulberry Hawk was remarkable for his tact in ruining, by himself and his creatures, young gentlemen of fortune—a genteel and elegant profession, of which he had undoubtedly gained the head.
Сэр Мальбери Хоук отличался уменьем разорять (самостоятельно и с помощью своих прихлебателей) богатых молодых джентльменов — благородная профессия, среди представителей которой он несомненно занимал первое место.
With all the boldness of an original genius, he had struck out an entirely new course of treatment quite opposed to the usual method; his custom being, when he had gained the ascendancy over those he took in hand, rather to keep them down than to give them their own way; and to exercise his vivacity upon them openly, and without reserve.
Со всею дерзостью прирожденного гения он изобрел новую систему, совершенно противопо ложную старому методу: когда он утверждал свою власть над теми, кого забирал в руки, он скорее угнетал их, чем давал им волю, и упражнял над ними свое остроумие открыто и безоговорочно.
Thus, he made them butts, in a double sense, and while he emptied them with great address, caused them to ring with sundry well-administered taps, for the diversion of society.
Таким образом, его жертвы служили ему в двояком смысле: с большим искусством осушая их, как бочку, он в то же время заставлял их гудеть от всевозможных щелчков, ловко наносимых для увеселения общества.
скачать в HTML/PDF
share