6#

Жизнь и приключения Николаса Никльби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Жизнь и приключения Николаса Никльби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2260 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 279 из 946  ←предыдущая следующая→ ...

‘I can’t think of anything,’ said the little portrait painter.
— Ничего не могу придумать, — сказала маленькая художница. 
‘Nothing at all, unless it was the behaviour of that old bear.
Cross to her, I suppose?
— Решительно ничего, разве что поведение этого старого медведя… Вероятно, был груб с ней.
Unpleasant brute!’
Противное животное!
Relieved by this expression of opinion, albeit it was vented upon empty air, Miss La Creevy trotted on to Madame Mantalini’s; and being informed that the governing power was not yet out of bed, requested an interview with the second in command; whereupon Miss Knag appeared.
Она успокоилась, высказав это мнение, хотя оно и было брошено на ветер, и затем бодро продолжала путь к мадам Манталини.
Узнав, что верховная власть находится еще в постели, она потребовала свидания с ее представительницей, после чего явилась мисс Нэг.
‘So far as I am concerned,’ said Miss Knag, when the message had been delivered, with many ornaments of speech;
‘I could spare Miss Nickleby for evermore.’
— Поскольку дело касается меня, — сказала мисс Нэг, когда поручение было передано в цветистых выражениях, — я всегда готова обойтись без мисс Никльби.
‘Oh, indeed, ma’am!’ rejoined Miss La Creevy, highly offended.
— О, вот как, сударыня! — отозвалась мисс Ла-Криви, крайне разобиженная. 
‘But, you see, you are not mistress of the business, and therefore it’s of no great consequence.’
— Но вы отнюдь не хозяйка этого заведения, и, стало быть, это большого значения не имеет.
‘Very good, ma’am,’ said Miss Knag.
— Прекрасно, сударыня, — сказала мисс Нэг. 
‘Have you any further commands for me?’
— У вас есть еще какие-нибудь поручения?
‘No, I have not, ma’am,’ rejoined Miss La Creevy.
— Нет, никаких, сударыня, — заявила мисс ЛаКриви.
‘Then good-morning, ma’am,’ said Miss Knag.
— В таком случае, до свиданья, сударыня, — сказала мисс Нэг.
‘Good-morning to you, ma’am; and many obligations for your extreme politeness and good breeding,’ rejoined Miss La Creevy.
— Да, сударыня, до свиданья, и очень вам признательна за вашу чрезвычайную вежливость и прекрасные манеры, — ответила мисс Ла-Криви.
Thus terminating the interview, during which both ladies had trembled very much, and been marvellously polite—certain indications that they were within an inch of a very desperate quarrel—Miss La Creevy bounced out of the room, and into the street.
Закончив таким образом переговоры, на протяжении которых обе леди очень сильно дрожали и были изумительно вежливы — явные показатели, что они находились на дюйм от самой отчаянной ссоры, — мисс Ла-Криви выскочила из комнаты и затем на улицу.
‘I wonder who that is,’ said the queer little soul.
«Интересно, кто это такая? — подумала маленькая чудачка. 
‘A nice person to know, I should think!
— Что и говорить, приятная, особа!
I wish I had the painting of her: I’D do her justice.’
Хотела бы я написать ее портрет: уж я бы ей воздала должное!»
So, feeling quite satisfied that she had said a very cutting thing at Miss Knag’s expense, Miss La Creevy had a hearty laugh, and went home to breakfast in great good humour.
И вот, вполне удовлетворенная этим язвительным замечанием по адресу мисс Нэг, мисс Ла-Криви от души рассмеялась и в превосходном расположении духа вернулась домой к завтраку.
Here was one of the advantages of having lived alone so long!
Таково одно из преимуществ долгой одинокой жизни!
The little bustling, active, cheerful creature existed entirely within herself, talked to herself, made a confidante of herself, was as sarcastic as she could be, on people who offended her, by herself; pleased herself, and did no harm.
Маленькая, суетливая, деятельная, бодрая женщина жила исключительно в самой себе, разговаривала сама с собой, была своей собственной наперсницей, про себя высмеивала по мере сил тех, кто ее обижал, угождала себе и никому не причиняла зла.
скачать в HTML/PDF
share