6#

Жизнь и приключения Николаса Никльби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Жизнь и приключения Николаса Никльби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2260 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 293 из 946  ←предыдущая следующая→ ...

‘A great deal better, thank you,’ replied Kate.
— Мне гораздо лучше, благодарю вас, — ответила Кэт.
‘I wish I could say the same,’ remarked Madame Mantalini, seating herself with an air of weariness.
— Хотела бы я сказать то же самое о себе, — заметила мадам Манталини, садясь с усталым видом.
‘Are you ill?’ asked Kate.
— Вы больны? — спросила Кэт. 
‘I am very sorry for that.’
— Меня это очень огорчает.
‘Not exactly ill, but worried, child—worried,’ rejoined Madame.
— Собственно, не больна, дитя, а встревожена… встревожена, — ответила мадам.
‘I am still more sorry to hear that,’ said Kate, gently.
— Это меня огорчает еще больше, — кротко сказала Кэт. 
‘Bodily illness is more easy to bear than mental.’
— Физическую боль гораздо легче выносить, чем душевную.
‘Ah! and it’s much easier to talk than to bear either,’ said Madame, rubbing her nose with much irritability of manner.
— Да, а еще легче говорить, чем выносить ту или другую, — заявила мадам с величайшей досадой, потирая себе нос. 
‘There, get to your work, child, and put the things in order, do.’
— Принимайтесь за работу, дитя, и приведите все в порядок.
While Kate was wondering within herself what these symptoms of unusual vexation portended, Mr. Mantalini put the tips of his whiskers, and, by degrees, his head, through the half-opened door, and cried in a soft voice—
Пока Кэт размышляла о том, что могут предвещать эти симптомы необычного раздражения, мистер Манталини просунул в полуоткрытую дверь сначала кончики бакенбардов, а затем голову и нежным голосом осведомился:
‘Is my life and soul there?’
— Здесь ли моя жизнь и душа?
‘No,’ replied his wife.
— Нет, — ответила его жена.
‘How can it say so, when it is blooming in the front room like a little rose in a demnition flower-pot?’ urged Mantalini.
— Можно ли так говорить, если она цветет здесь в салоне, словно маленькая роза в дьявольском цветочном горшке! — настаивал Манталини. 
‘May its poppet come in and talk?’
— Можно ли ее крошке войти и побеседовать?
‘Certainly not,’ replied Madame: ‘you know I never allow you here.
— Разумеется, нет, — ответила мадам. 
— Ты знаешь, что я тебя никогда не пускаю сюда.
Go along!’
Уходи!
The poppet, however, encouraged perhaps by the relenting tone of this reply, ventured to rebel, and, stealing into the room, made towards Madame Mantalini on tiptoe, blowing her a kiss as he came along.
Однако крошка, ободренный, быть может, более мягким тоном ответа, осмелился взбунтоваться и, прокравшись в комнату, на цыпочках направился к мадам Манталини, посылая ей на ходу воздушный поцелуй.
‘Why will it vex itself, and twist its little face into bewitching nutcrackers?’ said Mantalini, putting his left arm round the waist of his life and soul, and drawing her towards him with his right.
— Почему она себя мучает и кривит свое личико, превращая его в очаровательного щелкунчика? — вопросил Манталини, левой рукой обвивая талию своей жизни и души, а правой притягивая ее к себе.
‘Oh!
I can’t bear you,’ replied his wife.
— О, я тебя не выношу! — ответила жена.
‘Not—eh, not bear me!’ exclaimed Mantalini.
— Не выно… как, не выносить меня? — воскликнул Манталини. 
‘Fibs, fibs.
— Выдумки, выдумки!
It couldn’t be.
Этого быть не может.
There’s not a woman alive, that could tell me such a thing to my face—to my own face.’
Нет женщины на свете, которая могла бы сказать такую вещь мне в лицо — в лицо мне!
Mr. Mantalini stroked his chin, as he said this, and glanced complacently at an opposite mirror.
Говоря это, мистер Манталини погладил свой подбородок и самодовольно посмотрел в зеркало.
‘Such destructive extravagance,’ reasoned his wife, in a low tone.
— Какая пагубная расточительность! — тихо промолвила жена.
‘All in its joy at having gained such a lovely creature, such a little Venus, such a demd, enchanting, bewitching, engrossing, captivating little Venus,’ said Mantalini.
— Все это от радости, что я завоевал такое прелестное создание, такую маленькую Венеру, такую чертовски очаровательную, обворожительную, обаятельную, пленительную маленькую Венеру, — сказал Манталини.
скачать в HTML/PDF
share