6#

Жизнь и приключения Николаса Никльби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Жизнь и приключения Николаса Никльби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2270 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 304 из 946  ←предыдущая следующая→ ...

‘I like your appearance,’ said that lady, ringing a little bell.
— Ваша наружность мне нравится, — сказала она, позвонив в маленький колокольчик. 
‘Alphonse, request your master to come here.’
— Альфонс, попросите сюда вашего хозяина.
The page disappeared on this errand, and after a short interval, during which not a word was spoken on either side, opened the door for an important gentleman of about eight-and-thirty, of rather plebeian countenance, and with a very light head of hair, who leant over Mrs Wititterly for a little time, and conversed with her in whispers.
Паж вышел исполнить поручение и после короткого промежутка, в течение которого обе стороны не обмолвились ни словом, распахнул двери перед напыщенным джентльменом лет тридцати восьми, с простоватой физиономией и очень скудной растительностью на голове, который на минуту наклонился к миссис Уититерли и заговорил с ней шепотом.
‘Oh!’ he said, turning round, ‘yes.
— О! — сказал он, затем обернувшись: — Да!
This is a most important matter.
Это чрезвычайно важно.
Mrs Wititterly is of a very excitable nature; very delicate, very fragile; a hothouse plant, an exotic.’
Миссис Уититерли — натура очень чувствительная, очень деликатная, очень хрупкая: оранжерейное растение, экзотическое растение…
‘Oh!
Henry, my dear,’ interposed Mrs. Wititterly.
— О Генри, дорогой мой! — перебила миссис Уититерли.
‘You are, my love, you know you are; one breath—’ said Mr. W., blowing an imaginary feather away.
‘Pho! you’re gone!’
— Это так, любовь моя, ты знаешь, что это так.
Одно дуновение, — сказал мистер Уититерли, сдувая воображаемую пушинку, — пфу! — и тебя нет.
The lady sighed.
Леди вздохнула.
‘Your soul is too large for your body,’ said Mr. Wititterly.
‘Your intellect wears you out; all the medical men say so; you know that there is not a physician who is not proud of being called in to you.
— Душа твоя слишком велика для твоего тела, — продолжал мистер Уититерли.Твой ум изнуряет тебя — Это утверждают все медики; как тебе известно, нет ни одного врача, который не гордился бы тем, что его приглашают к тебе.
What is their unanimous declaration?
Каково их единодушное заявление?
“My dear doctor,” said I to Sir Tumley Snuffim, in this very room, the very last time he came.
“My dear doctor, what is my wife’s complaint?
«Дорогой мой доктор,сказал я сэру Тамли Снафиму в этой самой комнате, когда он недавно был здесь, — дорогой мой доктор, каким недугом страдает моя жена?
Tell me all.
Скажите мне все.
I can bear it.
Я могу это вынести.
Is it nerves?”
Нервы?» —
“My dear fellow,” he said, “be proud of that woman; make much of her; she is an ornament to the fashionable world, and to you.
«Дорогой мой, — сказал он, — гордитесь этой женщиной, лелейте ее: для лучшего общества и для вас она служит украшением.
Her complaint is soul.
Ее недуг — душа.
It swells, expands, dilates—the blood fires, the pulse quickens, the excitement increases—Whew!”’ Here Mr. Wititterly, who, in the ardour of his description, had flourished his right hand to within something less than an inch of Mrs. Nickleby’s bonnet, drew it hastily back again, and blew his nose as fiercely as if it had been done by some violent machinery.
Она растет, расцветает, ширится, кровь закипает, ускоряется пульс, усиливается возбуждение… Фью!»
Тут мистер Уититерли, который, увлекшись своим описанием, размахивал правой рукой на расстоянии меньше одного дюйма от шляпки миссис Никльби, поспешно отдернул руку и высморкался столь энергически, как будто это было проделано какой-нибудь мощной машиной.
‘You make me out worse than I am, Henry,’ said Mrs. Wititterly, with a faint smile.
— Ты изображаешь меня хуже, чем я на самом деле.
Генри, — со слабой улыбкой сказала миссис Уититерли.
‘I do not, Julia, I do not,’ said Mr. W.
— Нет, Джулия, нет! — возразил мистер Уититерли. 
‘The society in which you move—necessarily move, from your station, connection, and endowments—is one vortex and whirlpool of the most frightful excitement.
— Общество, в котором ты вращаешься — вращаешься по необходимости, в силу своего положения, связей и достоинств, — представляет собой водоворот и вихрь, действующий страшно возбуждающе.
скачать в HTML/PDF
share