6#

Жизнь и приключения Николаса Никльби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Жизнь и приключения Николаса Никльби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2260 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 307 из 946  ←предыдущая следующая→ ...

It was a cold, dry, foggy morning in early spring.
Была ранняя весна — холодное, сухое, туманное утро.
A few meagre shadows flitted to and fro in the misty streets, and occasionally there loomed through the dull vapour, the heavy outline of some hackney coach wending homewards, which, drawing slowly nearer, rolled jangling by, scattering the thin crust of frost from its whitened roof, and soon was lost again in the cloud.
Несколько тощих теней сновало по мглистым улицам, и изредка вырисовывались сквозь густой пар грубые очертания какой-нибудь возвращающейся домой наемной кареты, которая, медленно приближаясь, дребезжала и, проезжая мимо, сбрасывала тонкий слой инея с побелевшей крыши и вскоре снова скрывалась в дымке.
At intervals were heard the tread of slipshod feet, and the chilly cry of the poor sweep as he crept, shivering, to his early toil; the heavy footfall of the official watcher of the night, pacing slowly up and down and cursing the tardy hours that still intervened between him and sleep; the rambling of ponderous carts and waggons; the roll of the lighter vehicles which carried buyers and sellers to the different markets; the sound of ineffectual knocking at the doors of heavy sleepers—all these noises fell upon the ear from time to time, but all seemed muffled by the fog, and to be rendered almost as indistinct to the ear as was every object to the sight.
Иногда слышались шарканье стоптанных башмаков и зябкий шаг бедного трубочиста, пробиравшегося к месту утренней своей работы, тяжелые шаги ночного сторожа, медленно маршировавшего взад и вперед и проклинавшего томительные часы, которые еще отделяли его ото сна, грохот тяжелых повозок и подвод, стук более легких экипажей, доставлявших на различные рынки покупателей и торговцев, удары в дверь, не доносившиеся до тех кто крепко спал.
Все эти звуки время от времени касались слуха, но все казались приглушенными туманом и почти такими же расплывчатыми, каким был каждый предмет для глаза.
The sluggish darkness thickened as the day came on; and those who had the courage to rise and peep at the gloomy street from their curtained windows, crept back to bed again, and coiled themselves up to sleep.
С наступлением дня ленивая мгла сгущалась, и те, у кого хватило мужества встать, и из-за оконной занавески посмотреть на сумрачную улицу, забирались обратно в постель и свертывались клубочком, чтобы снова заснуть.
Before even these indications of approaching morning were rife in busy London, Nicholas had made his way alone to the city, and stood beneath the windows of his mother’s house.
Еще до появления в суетливом Лондоне этих предвестников приближающегося утра Николас отправился один в Сити и остановился под окнами дома, где жила его мать.
It was dull and bare to see, but it had light and life for him; for there was at least one heart within its old walls to which insult or dishonour would bring the same blood rushing, that flowed in his own veins.
Дом был хмурый и невзрачный, но для него в нем были свет и жизнь, потому что в этих старых стенах билось по крайней мере одно сердце, в котором от оскорблений и унижения закипала та же кровь, какая текла и в его жилах.
He crossed the road, and raised his eyes to the window of the room where he knew his sister slept.
Он перешел через дорогу и поднял глаза на окно комнаты, где, как он знал, спала его сестра.
It was closed and dark.
Темное окно было закрыто.
‘Poor girl,’ thought Nicholas, ‘she little thinks who lingers here!’
«Бедная девушка! — подумал Николас. 
— Она и не подозревает, кто стоит под этим окном».
скачать в HTML/PDF
share