6#

Жизнь и приключения Николаса Никльби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Жизнь и приключения Николаса Никльби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2260 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 312 из 946  ←предыдущая следующая→ ...

There was a clock too, an old clock, in one corner.
Были там еще часы, старые часы в углу.
I remember that.
Это я помню.
I have never forgotten that room; for when I have terrible dreams, it comes back, just as it was.
Я никогда не забывал этой комнаты, потому что, когда мне снятся страшные сны, она появляется точь-в-точь такой, как была.
I see things and people in it that I had never seen then, but there is the room just as it used to be; that never changes.’
Я вижу в ней людей и вещи, которых никогда там не видел, но комната остается точь-в-точь такой, как прежде: она никогда не меняется.
‘Will you let me take the bundle now?’ asked Nicholas, abruptly changing the theme.
— Теперь вы дадите мне понести узел? — спросил Николас, резко переменив тему.
‘No,’ said Smike, ‘no.
— Нет, — сказал Смайк, — нет!
Come, let us walk on.’
Ну, пойдемте дальше.
He quickened his pace as he said this, apparently under the impression that they had been standing still during the whole of the previous dialogue.
С этими словами он ускорил шаги, находясь, видимо, под впечатлением, будто они стояли неподвижно в продолжение всего предшествующего диалога.
Nicholas marked him closely, and every word of this conversation remained upon his memory.
Николас внимательно присматривался к нему, и каждое слово, произнесенное во время этой беседы, запечатлелось в его памяти.
It was, by this time, within an hour of noon, and although a dense vapour still enveloped the city they had left, as if the very breath of its busy people hung over their schemes of gain and profit, and found greater attraction there than in the quiet region above, in the open country it was clear and fair.
Было одиннадцать часов утра, и хотя густая мгла все еще окутывала покинутый ими город, словно дыхание деловых людей нависло над их проектами, связанными с наживой и прибылью, и предпочитало оставаться там, не поднимаясь в спокойные верхние слои атмосферы, — в открытой сельской местности было светло и ясно.
Occasionally, in some low spots they came upon patches of mist which the sun had not yet driven from their strongholds; but these were soon passed, and as they laboured up the hills beyond, it was pleasant to look down, and see how the sluggish mass rolled heavily off, before the cheering influence of day.
Изредка в ложбинах они видели клочья тумана, которых еще не выгнало солнце из их твердыни, но вскоре они их миновали, а когда поднялись на холмы, приятно было смотреть вниз и наблюдать, как тяжелая клубящаяся масса медленно отступала перед благодатным днем.
A broad, fine, honest sun lighted up the green pastures and dimpled water with the semblance of summer, while it left the travellers all the invigorating freshness of that early time of year.
Большое, прекрасное солнце озаряло зеленые пастбища и тронутую рябью воду, напоминая о лете, но не лишая путешественников бодрящей свежести этой ранней поры года.
The ground seemed elastic under their feet; the sheep-bells were music to their ears; and exhilarated by exercise, and stimulated by hope, they pushed onward with the strength of lions.
Земля казалась упругой под их стопами, звон овечьих колокольчиков ласкал их слух, как музыка, и, оживленные ходьбой и возбужденные надеждой, они шли вперед, неутомимые, как львы.
The day wore on, and all these bright colours subsided, and assumed a quieter tint, like young hopes softened down by time, or youthful features by degrees resolving into the calm and serenity of age.
День клонился к вечеру, яркие краски угасли и приняли более тусклый оттенок, подобно тому как юные надежды укрощаются временем, а юношеские черты постепенно обретают спокойствие и безмятежность старости.
But they were scarcely less beautiful in their slow decline, than they had been in their prime; for nature gives to every time and season some beauties of its own; and from morning to night, as from the cradle to the grave, is but a succession of changes so gentle and easy, that we can scarcely mark their progress.
Но в своем медленном угасании они были вряд ли менее прекрасны, чем во всем блеске, ибо каждому часу и каждой поре года природа дарит свою особую красоту, и от рассвета до заката, так же как с колыбели до могилы, перемены следуют одна за другой столь мягко и легко, что мы едва их замечаем.
скачать в HTML/PDF
share