6#

Жизнь и приключения Николаса Никльби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Жизнь и приключения Николаса Никльби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2270 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 34 из 946  ←предыдущая следующая→ ...

What is your daughter fit for, ma’am?’
Для какой работы пригодна ваша дочь, сударыня?
‘Kate has been well educated,’ sobbed Mrs. Nickleby.
— Кэт получила хорошее образование, — всхлипывая, ответила миссис Никльби. 
‘Tell your uncle, my dear, how far you went in French and extras.’
— Дорогая моя, расскажи дяде, каковы твои успехи во французском языке и в изящных искусствах.
The poor girl was about to murmur something, when her uncle stopped her, very unceremoniously.
Бедная девушка собиралась прошептать что-то, но дядя весьма бесцеремонно остановил ее.
‘We must try and get you apprenticed at some boarding-school,’ said Ralph.
— Попробуем отдать вас куда-нибудь в ученье,сказал Ральф. 
‘You have not been brought up too delicately for that, I hope?’
— Надеюсь, вы для этого не слишком изнежены?
‘No, indeed, uncle,’ replied the weeping girl.
— О нет, дядя! — со слезами ответила девушка. 
‘I will try to do anything that will gain me a home and bread.’
— Я готова делать все, только бы иметь пристанище и кусок хлеба.
‘Well, well,’ said Ralph, a little softened, either by his niece’s beauty or her distress (stretch a point, and say the latter).
— Ладно, ладно, — сказал Ральф, которого слегка смягчила либо красота племянницы, либо ее отчаяние (сделайте ударение на последнем). 
‘You must try it, and if the life is too hard, perhaps dressmaking or tambour-work will come lighter.
— Вы должны попытаться, и, если жизнь слишком тяжела, быть может, шитье или вышиванье на пяльцах покажутся легче.
Have you ever done anything, sir?’ (turning to his nephew.)
А вы когда-нибудь что-нибудь делали, сэр? — обратился он к племяннику.
‘No,’ replied Nicholas, bluntly.
— Нет! — резко ответил Николас.
‘No, I thought not!’ said Ralph.
— Нет?
Я так и знал! — сказал Ральф. 
‘This is the way my brother brought up his children, ma’am.’
— Вот как воспитал своих детей мой брат, сударыня.
‘Nicholas has not long completed such education as his poor father could give him,’ rejoined Mrs. Nickleby, ‘and he was thinking of—’
— Николас не так давно закончил образование, какое мог дать ему его бедный отец, — возразила миссис Никльби, — а он думал…
‘Of making something of him someday,’ said Ralph.
‘The old story; always thinking, and never doing.
— …думал со временем что-нибудь из него сделать, — сказал Ральф.Старая история: всегда думать и никогда не делать.
If my brother had been a man of activity and prudence, he might have left you a rich woman, ma’am: and if he had turned his son into the world, as my father turned me, when I wasn’t as old as that boy by a year and a half, he would have been in a situation to help you, instead of being a burden upon you, and increasing your distress.
Будь мой брат человеком энергическим и благоразумным, он оставил бы вас богатой женщиной, сударыня.
А если бы он предоставил своему сыну пробивать самостоятельно дорогу в жизни, как поступил со мной мой отец, когда я был на полтора года моложе этого юнца, Николас имел бы возможность помогать вам, вместо того чтобы быть для вас бременем и усугублять нашу скорбь.
My brother was a thoughtless, inconsiderate man, Mrs. Nickleby, and nobody, I am sure, can have better reason to feel that, than you.’
Мой брат был легкомысленный, неосмотрительный человек, миссис Никльби, и я уверен, что у вас больше, чем у кого бы то ни было, оснований это чувствовать.
This appeal set the widow upon thinking that perhaps she might have made a more successful venture with her one thousand pounds, and then she began to reflect what a comfortable sum it would have been just then; which dismal thoughts made her tears flow faster, and in the excess of these griefs she (being a well-meaning woman enough, but weak withal) fell first to deploring her hard fate, and then to remarking, with many sobs, that to be sure she had been a slave to poor Nicholas, and had often told him she might have married better (as indeed she had, very often), and that she never knew in his lifetime how the money went, but that if he had confided in her they might all have been better off that day; with other bitter recollections common to most married ladies, either during their coverture, or afterwards, or at both periods.
Такое обращение заставило вдову подумать о том, что, пожалуй, она могла бы более удачно пристроить свою единственную тысячу, а затем она стала размышлять, сколь утешительно было бы иметь такую сумму именно теперь.
От этих горестных мыслей слезы у нее заструились быстрее, и в порыве скорби она (будучи женщиной неплохой, но слабой) принялась сначала оплакивать свою жестокую судьбу, а затем, всхлипывая, толковать о том, что, разумеется, она была рабой бедного Николаса и часто говорила ему: она-де могла бы сделать лучшую партию (и в самом деле, она это говорила очень часто), и что при жизни его она никогда не знала, куда уходят деньги, Что если бы он имел доверие к ней, все они пользовались бы теперь большим достатком; к этому она присовокупила другие горькие воспоминания, общие для большинства замужних леди либо в пору их супружеской жизни, либо в пору вдовства, либо и в том и, в другом их положении.
скачать в HTML/PDF
share