6#

Жизнь и приключения Николаса Никльби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Жизнь и приключения Николаса Никльби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2260 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 59 из 946  ←предыдущая следующая→ ...

Kate Nickleby, having a quicker perception of her brother’s emotions, led him gently aside, and thus prevented Mr. Squeers from being impressed with the fact in a peculiarly disagreeable manner.
Кэт Никльби, быстрее угадав чувства брата, потихоньку увлекла его в сторону и таким образом помешала мистеру Сквирсу установить этот факт весьма неприятным для него манером.
‘My dear Nicholas,’ said the young lady, ‘who is this man?
— Милый Николас, — спросила молодая леди, — кто этот человек?
What kind of place can it be that you are going to?’
Что это за место, куда ты отправляешься?
‘I hardly know, Kate,’ replied Nicholas, pressing his sister’s hand.
— Я сам почти ничего не знаю, Кэт, — ответил Николас. 
‘I suppose the Yorkshire folks are rather rough and uncultivated; that’s all.’
— Мне кажется, жители Йоркшира довольно грубы и неотесанны, вот и все.
‘But this person,’ urged Kate.
— А этот человек? — настаивала Кэт.
‘Is my employer, or master, or whatever the proper name may be,’ replied Nicholas quickly; ‘and I was an ass to take his coarseness ill.
— Мой наниматель, или хозяин, или как там полагается его называть,быстро ответил Николас, — а я осел, что истолковал в дурную сторону его грубость.
They are looking this way, and it is time I was in my place.
Они смотрят на нас, и мне пора быть на своем месте.
Bless you, love, and goodbye!
Господь с тобой, дорогая, прощай!
Mother, look forward to our meeting again someday!
Мама, думайте о том дне, когда мы снова встретимся!
Uncle, farewell!
Дядя, до свиданья!
Thank you heartily for all you have done and all you mean to do.
Горячо благодарю вас за все, что вы сделали и намерены сделать.
Quite ready, sir!’
Я готов, сэр!
With these hasty adieux, Nicholas mounted nimbly to his seat, and waved his hand as gallantly as if his heart went with it.
Торопливо бросив на прощание эти слова, Николас ловко взобрался на свое место и так нежно замахал рукой, словно отдавал свое сердце.
At this moment, when the coachman and guard were comparing notes for the last time before starting, on the subject of the way-bill; when porters were screwing out the last reluctant sixpences, itinerant newsmen making the last offer of a morning paper, and the horses giving the last impatient rattle to their harness; Nicholas felt somebody pulling softly at his leg.
В тот момент, когда кучер и кондуктор в последний раз перед отправлением: в путь проверяли список пассажиров, когда носильщики вымогали последние шестипенсовики, отдаваемые с великим трудом, газетчики в последний раз предлагали утреннюю газету, а лошади в последний раз нетерпеливо звякали сбруей, Николас почувствовал, как кто-то тихонько дергает его за ногу.
He looked down, and there stood Newman Noggs, who pushed up into his hand a dirty letter.
Он посмотрел вниз; внизу стоял Ньюмен Ногс, который совал ему в руку грязное письмо.
‘What’s this?’ inquired Nicholas.
— Что это? — осведомился Николас.
‘Hush!’ rejoined Noggs, pointing to Mr. Ralph Nickleby, who was saying a few earnest words to Squeers, a short distance off:
— Тише! — прошептал Ногс, указывая на мистера Ральфа Никльби, который в нескольких шагах от них с жаром говорил о чем-то со Сквирсом. 
‘Take it.
— Возьмите.
Read it.
Прочтите.
Nobody knows.
Никто не знает.
That’s all.’
Вот и все.
‘Stop!’ cried Nicholas.
— Подождите! — воскликнул Николас.
‘No,’ replied Noggs.
— Нет, — ответил Ногс.
Nicholas cried stop, again, but Newman Noggs was gone.
Николас крикнул еще раз:
— Подождите!
Но Ньюмен Ногс уже скрылся.
A minute’s bustle, a banging of the coach doors, a swaying of the vehicle to one side, as the heavy coachman, and still heavier guard, climbed into their seats; a cry of all right, a few notes from the horn, a hasty glance of two sorrowful faces below, and the hard features of Mr. Ralph Nickleby—and the coach was gone too, and rattling over the stones of Smithfield.
Суета, продолжавшаяся с минуту, стук захлопнувшихся дверец кареты, экипаж, накренившийся набок, когда грузный кучер и еще более грузный кондуктор вскарабкались па свои места, возглас «готово!», звуки рожка, торопливый взгляд, брошенный на два печальных лица внизу и на суровые черты мистера Ральфа Никльби, и карета уже скрылась из виду и загромыхала по булыжникам Смитфилда.
скачать в HTML/PDF
share