6#

Жизнь и приключения Николаса Никльби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Жизнь и приключения Николаса Никльби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2270 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 71 из 946  ←предыдущая следующая→ ...

Everything looked gay and smiling; but the holy man walked gloomily on, with his eyes bent upon the ground.
Все словно радовалось и улыбалось, но мрачно ступал святой муж, устремив взоры долу.
The beauty of the earth is but a breath, and man is but a shadow.
Красота земли — лишь дуновение, и человек — лишь тень.
What sympathy should a holy preacher have with either?
Мог ли питать к ним какое-то сочувствие святой проповедник?
‘With eyes bent upon the ground, then, or only raised enough to prevent his stumbling over such obstacles as lay in his way, the religious man moved slowly forward until he reached a small postern in the wall of the sisters’ orchard, through which he passed, closing it behind him.
И вот, не отрывая глаз от земли или подымая их чуть-чуть только для того, чтобы не наткнуться на какое-нибудь препятствие на пути, благочестивый муж медленно шествовал вперед, пока не достиг маленькой калитки в стене, окружавшей фруктовый сад сестер; в нее он вошел, закрыв ее за собою.
The noise of soft voices in conversation, and of merry laughter, fell upon his ears ere he had advanced many paces; and raising his eyes higher than was his humble wont, he descried, at no great distance, the five sisters seated on the grass, with Alice in the centre: all busily plying their customary task of embroidering.
Не успел он сделать несколько шагов, нежные голоса, ведущие беседу, и веселый смех коснулись его слуха, и он, подняв взоры выше, чем повелевало смирение, узрел четырех сестер, сидевших неподалеку на траве, и в кругу их — Элис.
Все были заняты привычной своей работой — вышиванием.
‘“Save you, fair daughters!” said the friar; and fair in truth they were.
— Да благословит вас бог, прекрасные дочери! — сказал монах.
И поистине они были прекрасны.
Even a monk might have loved them as choice masterpieces of his Maker’s hand.
Даже монах мог возлюбить их, как совершенные создания, вышедшие из рук творца.
‘The sisters saluted the holy man with becoming reverence, and the eldest motioned him to a mossy seat beside them.
Сестры приветствовали святого мужа с подобающим почтением, и старшая предложила ему сесть на замшелую скамью рядом с ними.
But the good friar shook his head, and bumped himself down on a very hard stone,—at which, no doubt, approving angels were gratified.
Но добрый монах покачал головой и плюхнулся на очень жесткий камень, чем несомненно доставил удовлетворение ангелам.
‘“Ye were merry, daughters,” said the monk.
— Вы веселились, дочери, — сказал монах.
‘“You know how light of heart sweet Alice is,” replied the eldest sister, passing her fingers through the tresses of the smiling girl.
— Вы знаете, как беззаботна милая Элис, — ответила старшая сестра, перебирая пальцами косы улыбающейся девушки.
‘“And what joy and cheerfulness it wakes up within us, to see all nature beaming in brightness and sunshine, father,” added Alice, blushing beneath the stern look of the recluse.
— И какая радость и счастье пробуждаются в нас, когда природа сияет в лучах солнца, отец! — добавила Элис, краснея под суровым взглядом затворника.
‘The monk answered not, save by a grave inclination of the head, and the sisters pursued their task in silence.
Монах ничего не ответил, он только с важностью склонил голову, а сестры молча продолжали вышивать.
‘“Still wasting the precious hours,” said the monk at length, turning to the eldest sister as he spoke, “still wasting the precious hours on this vain trifling.
— По-прежнему расточаете драгоценное время, — сказал, наконец, монах, обращаясь к старшей сестре, — попрежнему расточаете драгоценное время на суетные мелочи.
скачать в HTML/PDF
share